Днепр

Что несет новый закон о трансплантации органов в Украине

О том, какие есть преимущества у нового закона, и почему он не решает всех проблем, связанных с трансплантологией, читайте в Информатор Деньги.

Об этом говорили на пресс-конференции в медиацентре Информатор. По словам главного врача Днепропетровской областной больницы им. Мечникова Сергея Рыженко новый закон о трансплантологии такой, что не дает всех преимуществ от ее использования:

«У нас (в Украине) действует презумпция несогласия. Это то, что не дает права решать вопросы так как это происходит в других странах – Испании, России, Белоруссии, где по медицинским показаниям можно изъять орган и пересадить другому человеку.

То есть без права самого человека, который может оставить завещание, его самых близких родственников, пересадить орган невозможно. И вот здесь врачи вместе с больными получают патовую ситуацию: когда есть желание провести операцию и спасти здоровье человека и продлить ему жизнь, и получить согласие от родственников какого-либо человека, у которого определили смерть мозга, бывает невозможно. Бывает редкие случаи, когда эти люди дают разрешение, но это скорее исключение. В этих условиях развивать эту отрасль очень сложно. И я бы хотел нацелить внимание на юридических вопросах Мы до 2013 года провели более 40 успешных трансплантаций, большинство из них было удачными. Но началась война, надо было спасать раненных и эту программу пришлось свернуть.

Но самое главное, что после каждой удачной трансплантации нам приходилось отвечать на сотни вопросов следователей, прокуроров, которые находили не стыковки в законодательстве, заковырки. И самые лучшие врачи, и хирурги, анестезиологи, координаторы, им приходилось бросать больных, идти в прокуратуру, полицию и по 6-8 часов давать показания. Тема очень важная. Тысячи людей нуждаются в пересадках. Им можно помочь, но юридические аспекты не всегда понятны.

Сергей Рыженко

По 100 показателем мы наблюдаем смерть мозга, после инсульта или инфаркта мозга. И имеем возможность достать органы и пересадить другому человеку. Но тут встают юридические вопросы. И все наши усилия могут быть напрасны. Урегулировать законодательство, и мы сможем спасать тысячи жизней. А людям не придется сидеть на диализе и быть прикованным к больнице. Новое законодательство дает маленькое преимущество в обмене органами между семьями. Но это полумера, которая в целом вопросы, которые касаются общенациональной трансплантации не решает.

Должен быть потенциальный список, тех кто нуждаются в пересадке, с их анализами и когда возникает ситуация, когда можно пересадить органы, а у нас ежедневно десяткам людей фиксируют в реанимациях смерть мозга. Им никто уже не поможет. Ни один врач, ни одно лекарство. Зато они могут спасти десятки жизней. Новации надо расширять. Нужна презумпция согласия» — заявил Сергей Рыженко.

Отстали от белорусов

Главный врач МЦ «Гарвис», Яков Березницкий рассказал о развитии отечественной трансплантологии: «В больнице Мечникова пока в стране был покой и мир, начинали активно заниматься трансплантологией. У нас в стране есть 7 утвержденных центров, где может происходить трансплантация. Такой был прецедент, когда в Днепре была тяжелая травма, пациент был в областной больнице имени Мечникова, и родственники дали согласие на трансплантацию. В один день четырем пациентам – один в Днепре, трем в Запорожье сделали трансплантацию почек, печени и сердца. То есть у нас врачи подготовленные». При этом, отмечает эксперт, Украина находится далеко позади по развитию этой отрасли в Европе и даже наших соседей: «У меня сжимается сердце, когда собирают деньги, чтобы свозить куда-то кого, чтобы сделать трансплантацию. Беларусь, которая отставала от нас в трансплантологии 10-15 лет назад, сейчас в Европе находится на 1 месте на оказании этой помощи. И сейчас наши пациенты едут туда, платят огромные деньги, чтобы им выполнили трансплантацию» — отметил Яков Березницкий.

Несовершенным считает врач и нынешний закон: «Теперь человек, который согласен на трансплантацию своего органа, должен куда-то пойти, пока нет подзаконного акта, и чтобы его внесли в реестр. Скажите пожалуйста, много ли людей пойдут куда-то с 18 до 50 лет и скажет «внесите меня в реестр, что я согласен, если что-то случиться?» И еще есть проблема воспитания, если депутаты с трибуны говорят, что нас хотят разобрать на органы, то что уж говорить о простых людях» — отметил эксперт.

О том, что говорил доктор Комаровский в Днепре, читайте тут.

Максим Красиков

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: