Информатор Деньги

Экономика

Экономика Украины в войне: как пострадал бизнес, реальный курс валют и что будет после победы

За злорадством над россиянами почти не виден курс собственного корабля. Вопреки военным действиям, его держат на плаву банкиры, рестораторы, бизнесмены. Но что его может потопить?

Информатор Деньги зафиксировал состояние банков, гривны, бизнесменов и производства в нынешней Украины.

Оборона

По мнению экономиста Михаила Крапивко, сферы, которые должны были показать свой рост, до сих пор оказались не задействованы. Речь идет об оборонной промышленности. Эксперт рассказал, что наши конструкторские бюро давно заявляли о концептуальной готовности к разработкам и изготовлению систем ПВО и ПРО. Но даже в “Укроборонпром” заняты те предприятия, которые сосредоточены на ремонте техники, а не на изготовлении новой. “Это должно быть приоритетом, но за 8 лет лицом к лицу врага мы все равно оказались неподготовленными. Мы не сделали то, что надо было сделать. Поэтому сегодня мы работаем с тем, что нам дают или продают другие страны, но не создали и не развили свое”, — сказал Михаил Крапивко. И на данный момент он не видит политической воли поддерживать это. 

Сфера торговли, по словам Крапивко, ничего не потеряла. Но и не приобрела потому, что появились дополнительные расходы, которые забрали прибыль. Это перестройка логистики и связанные с этим вещи. 

Что же касается остальных, то проиграла сфера развлечений, услуг. Частично — общепит. 

Рестораны

В первые дни войны в Днепре некоторые рестораны закрылись для посетителей, но открылись для волонтеров. И начали готовить еду для теробороны, больниц, переселенцев, воинских частей. Для ресторанов “Поплавок”, “Неизвестный Петровский”, “Ван Гоги”, “Time”, B&B в таком ритме прошли первые недели. Об этом рассказал совладелец заведений Сергей Головацкий. Изначально продукты приносили неравнодушные жители города. Со временем ресурсы начали иссякать. Команде пришлось расставлять приоритеты и готовить сухпайки на фронт. Объем — 2 тысяч штук в день и более того. 

Впрочем, некоторым заведениям удалось совместить и волонтерскую кухню, и традиционное ресторанное обслуживание. Например, “Time” — он находится в подвале и потому служит укрытием. Открыли B&B и “Ван Гоги”. Сергей Головацкий отмечает, что люди хотят отвлечься от войны и вспомнить прежнюю жизнь, поэтому залы заполняются посетителями. “У нас будет выбор, что делать — кормить тероборону или открывать ресторан. И он тяжелый. С одной стороны, нам нужно открывать ресторан потому, что мы чисто финансово не выгребем то, что делали две недели. Мы уже понимаем, что у нас нет денег”, — делится ресторатор. Лишнее подтверждение тому, что даже просто посещая рестораны, вы можете помочь волонтерам, соответственно и армии Украины.  

Оценить ущерб, нанесенный войной, сложно — она еще не окончилась. По словам Головацкого, это зависит от того, сколько ресторанов будет работать и будут ли деньги у жителей города. “Если все рестораны откроются, то ущерб будет колоссальный потому, что предложение максимальное, а людей в ресторанах будет минимально. Если половина ресторанов не откроется, то возможно, мы будем чувствовать себя хорошо потому, что отрегулируется спрос с предложением”, — сказал ресторатор. 

Несмотря на понесенные потери и риски конкуренции, заведения в Днепре объединились и теперь помогают друг другу — не только  в волонтерской работе, но и запуске после вынужденного перерыва. 

Скоро на Информатор Деньги выйдет подробная статья о работе ресторанов Днепра в условиях войны — следите за обновлениями на сайте. 

Бизнес 

Хорошие новости в этой сфере рассказал исполнительный директор Центра экономических стратегий Глеб Вышлинский в подкасте “Економічна коротка поплава”. Он привел результаты Европейской бизнес-ассоциации, которые говорят о том, что около половины экономики после первой недели войны в каком-то виде работало. Эксперт рассказал, что захваченные территории и зоны, где ведутся боевые действия — там показатели на сейчас существенно не выросли. Но там, где относительно спокойно, бизнес начал “размораживаться” и восстанавливать производство. Если раньше все было “киевоцентрично”, то теперь приходится перестраивать логистику, создавать цепочки коротких путей и открывать новые склады. 

Промышленность

Наряду с духом оптимизма из сферы бизнеса, есть и плохие новости. Металлургия практически стоит. В качестве примера исполнительный директор Центра экономических стратегий привел “АрселорМиталл” в Кривом Роге и “Запорожсталь” — там законсервировали производство несмотря на отсутствие активных боевых действий. Авдеевский коксохим законсервировали еще до того, как его начали бомбить. Работает лишь малый процент от общего числа — горно-обогатительные комбинаты в Кривом Роге. 

“На долю 10 областей, где идут боевые действия, приходится половина ВВП. Самый важный участок – Харьков, Киев и Мариуполь, которые вносили очень существенный вклад в ВВП. Многие логистические цепочки полностью разорваны, многие предприятия уничтожены физически, некоторые – не могут работать в режиме войны, много работников просто уехали. Министерство экономики посчитало, что потери составят от трети до половины ВВП. По другой оценке, речь идет о $500 млрд”, — рассказал министр финансов Сергей Марченко в интервью изданию Forbes от 14 марта. 

Налоги

Не так давно в Верховной Раде рассматривали решение, который снижает налоги для некоторых категорий ФОПов. С одной стороны, это должно аукнуться бюджету. Но Глеб Вышлинский считает, что это небольшая потеря потому, что ФОПы приносили не так много денег. И видит риски в другом. Это налог 2% для предприятий с доходом до 10 млрд грн. 

Большое значение имеет и НДС на импорт. Сейчас многие товары ввозят как «гуманитарку». Соответственно, и поступлений от НДС нет. Мало из того, что НЕ входит в понятие «гуманитарки», сейчас вообще можно ввозить в Украину. 

Курс гривны

“Складывается впечатление, что Нацбанк к войне готовился. По сути у него был пакет решений, которые они в первые дни российской агрессии достали из шкафа и опубликовали”, — сказал в подкасте Глеб Вышлинский. С началом войны НБУ зафиксировал курс гривны, и теперь он на том же уровне, что был 23 февраля. По такому тарифу можно фактически продавать валюту, которая приходит в Украину, и покупать критический импорт. 

Кроме фиксации курса, в первые четыре дня войны НБУ выкупил 700 миллионов долларов. А потом начал продавать валюту. «Если посмотреть на “черный рынок” и представить себе ситуацию без фиксации курса, то ситуация не выглядит ужасной. Валюту можно купить за 34 гривны (за доллар). С курсом Нацбанк сработал очень хорошо», — добавил Вышлинский.

Банки

Нельзя обойти эту тему стороной, раз уж затронули курс валют. Исполнительный директор Центра экономических стратегий отдал должное банковской системе и сказал, что она вошла в экономический кризис в очень хорошем состоянии. Об этом свидетельствуют «живые деньги» в НБУ и на счетах, и в виде депозитов. Ни один банк, кроме российских, не упал. Единственная проблема была с пополнением банкоматов. Все вы наверняка помните очереди к ним  в первые два дня. Вскоре они прекратились. Система электронных платежей позволила украинцам расплачиваться картами и не переживать о «наличке». По словам Вышлинского, она была хорошо развита ещё в 90-х. Потом появились инновационные банки, которые приучили украинцев оплачивать покупки и услуги «безналом». В военное время все увидели, что банковская система работает, и свою роль здесь сыграли два главных элемента- ликвидность и техническая стойкость. 

Внешняя помощь

Причём не только на уровне государств, но и частные инициативы. Глеб Вышлинский приводит в пример «Старлинки» от Илона Маска. Также он рассчитывает на большие грантовые деньги и инвестиции, средства от волонтёров после войны, если попытка стать членом ЕС окажется удачной. Но не стоит забывать о тех, кто уехал из страны. Даже если это только женщины и дети, то обосновавшись на новом месте, они могут и не захотеть вернуться. Вслед за ними поедут мужья и отцы. В целом это большой экономический потенциал, который нужен стране после окончания боевых действий. 

У Украины остаются долги — Сергей Марченко в интервью сказал, что списывать их пока не планируют для того, чтобы брать новые займы. Уточнил, что в этом году в стране нет проблем с его погашением, так как наибольшие выплаты будут в сентябре (900 млн долларов), а в остальные месяцы — в пределах 100-150 млн долларов. 

Можно смело сказать о том, что экономика ударила по всем сферам — и даже те, которые не понесли существенные потери, точно остановились в своем развитии. Разумеется, ни один чиновник не может уберечь цеха, которые попали под удар российских оккупантов. Но принятые решения, которые ведут к снижению налогов, фиксации курса, выпуску военных облигаций, дают надежду на смягчение удара и безболезненный выход Украины из кризиса после победы — на сколько это возможно. 

Ранее мы писали о том, какие еще компании ушли из российского рынка.

София Елагина

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: