Днепр

Борис Филатов о втором туре выборов мэра Днепра, карантине выходного дня, отоплении и следующей «пятилетке»

16 ноября, городской голова Днепра Борис Филатов в эфире телеканала NEWSONE рассказал о том, как город подготовился ко второму туру выборов мэра, как вошел в отопительный сезон, высказал свое мнение о карантине выходного дня и поведал о том, что кардинально изменится в Днепре в ближайшие 5 лет. 

В воскресенье, 22 ноября, в Украине состоится второй тур выборов мэров семи городов.

Днепр готов ко второму туру выборов мэра

По словам мэра Днепра, город полностью готов ко второму туру выборов мэра.

«Как, кстати, мы были готовы и к первому туру, когда городская власть полностью обеспечила все избирательные участками масками для всех членов избирательных комиссий, санитайзерами, сделали соответствующую разметку, то есть все противоэпидемиологические меры мы соблюли, соблюдем их и даже усилим во втором туре. Более того, хочу отдельно подчеркнуть, что после первого тура у нас в городе не выросла заболеваемость, и этому есть статистика.

Днепр был готов к первому туру выборов, и ко второму так же подготовится

Вообще у нас в Днепре есть тенденция к, скажем, удивительная на фоне того, что происходит в стране. Я даже взял специально с собой график, мы делаем соответствующие замеры. На 1 ноября у нас в городе заболело 197 человек, а на 15 ноября у нас заболело 129 людей. На 1 ноября выздоровело 28 человек, а на 15 ноября — 88. Таким образом, процент выздоравливающих людей на 1% больше, чем процент заболевших. Вообще Днепропетровская область и Днепр находится на второй строчке снизу по уровню заболеваемости на 100 тысяч населения», — сказал Борис Филатов.

— Скажите, это — результат эффективного реагирования скорой помощи или власть внедряет какие-то особые меры?

— Мы первые подготовились к этой эпидемии. И не секрет, что еще в конце февраля Днепр первым в стране выделил 100 миллионов гривен резервного фонда городского бюджета на закупку средств индивидуальной защиты, на приобретение ИВЛ, на реконструирование больниц. И сейчас, в том числе, к нам уже доезжает 400 кислородных концентраторов. Опять же, скажем так, мы вовремя позаботились, потому что, если раньше весь мир гонялся за ИВЛ, то теперь пришло понимание того, что ИВЛ нужно использовать только в крайнем случае. Сейчас весь мир гоняется за кислородными концентраторами. Их к нам в город уже 50 штук пришло, и в начале декабря еще 350 доедет. Это — просто система реагирования и логистика, которые мы смогли выстроить

В Днепр уже едут новые кислородные концентраторы

— Мы все-таки будем переходить к теме местных выборов. Но хотелось бы услышать вашу личную позицию по карантину выходного дня?

— Давайте я поясню, тем более что это уже зашло в новостную ленту. Сегодня у нас был селекторное совещание мэров городов с премьер-министром, также принимал участие в этом селекторном совещании Кирилл Тимошенко — один из замов руководителя Офиса Президента, который курирует региональную политику, министр здравоохранения Максим Степанов и главные инфекционисты страны. Кроме того был еще Виктор Ляшко — главный санитарный врач Украины.

Что я хочу сказать по результатам этого селекторного совещания. Самое главное, что начался наконец диалог между центральной властью и местным самоуправлением. Решений пока никаких не принято. Мы договорились, что у нас в четверг будет следующее селекторное совещание. Но, тем не менее, все мэры городов, в том числе и я, высказывали одну простую претензию. Когда вводился карантин выходного дня, правительству надо было, как минимум посоветоваться. Почему посоветоваться? Потому что любые ограничительные меры, которые нарушают права людей на труд, это все равно должен быть продукт общественного договора. Нельзя действовать по принципу «без меня меня женили». «Вот, мы тут придумали и решили ввести карантин выходного дня».

Во время первого карантина выходного дня рестораны в Днепре изощрялись как могли — одни просто продолжили работу и к ним наведалась полиция, другие работали на вынос, третьи организовали работу на улице

Если вы хотите мое мнение, то я сегодня на селекторе высказывался по поводу карантина выходного дня, и привел очень простой пример. Есть страна, в которой карантин выходного дня существует аж с 1948 года. Шучу конечно, но это — Израиль. Все мы знаем, что в Израиле есть серьезное влияние на общественную жизнь. В пятницу вечером весь Израиль закрывается, и в субботу ничего не работает, включая общественный транспорт, даже лифты в домах не работают. И вся страна открывается в воскресенье утром. При этом в Израиле сегодня тоже идет рост заболеваемости коронавирусом, хотя в Израиле на выходные дни вообще ничего не работает, включая общественный транспорт, и люди даже в лифтах не ездят. Но, тем не менее, их это не спасло.

Поэтому как бы нужно было посмотреть на примеры других стран по большому счету. Я сегодня говорил премьер-министру, что в Израиле на выходные вообще ничего не работает, но, тем не менее, им это тоже не помогает. И если мы говорим о том, что происходит в городе, то идет массовый саботаж со стороны предпринимателей. Опять же нельзя обвинять местное самоуправление, но когда людям нечего есть и у них разрушается бизнес, то они фактически на все эти карантины не будут обращать внимание

— В очередном обращении президент Зеленский обратил внимание на то, что члены правительства должны просыпаться с одной мыслью — как компенсировать потери от локдауна выходного дня. Скажите, пожалуйста, откровенно, а есть ли деньги на уровне местного бюджета на то, чтобы такие компенсации все-таки сделать? Ведь не секрет, что после первой волны карантина не все предприниматели «выжили».

— Я не хочу говорить о местных бюджетах. Центральная власть и так, все, что только может, перекладывает на плечи местного самоуправления.

Если говорить о Днепре, то мы ФОПам 1 и 2 категорий ввели налоговые льготы. Также их ввели и другие города. Но во всем мире такие вещи компенсирует центральный бюджет. И сегодня на селекторе шел разговор с премьер-министром, что все же центральный бюджет должен подключиться к этому. И премьер-министр сказал, что есть несколько направлений по отраслям, по которым будут предложены какие-то решения. Посмотрим… Потому что проще всего опять взять и все переложить на местное самоуправление, как это делалось до этого.

Решения, принятые из-под палки, никто внедрять не будет

— Борис Альбертович, премьер Денис Шмыгаль сказал, что местная власть не имеет полномочий отменять решения, принятые коллегиально Кабинетом министров. Расставьте все точки над i: у вас есть такие полномочия?

— Тут Премьер-министр абсолютно прав. Но, с другой стороны, мы не можем отменять то, что мы не вводили. Поэтому здесь с ним спорить тяжело. Но есть другая ситуация: моя особая позиция, в отличие от других мэров, которые начали принимать решения исполкомов или сессий городских советов, и это реально были контраверсивные решения, в том, что мы просто включили итальянскую забастовку.

По словам мэра, местная комиссия ТБЧС просто не собралась

С учетом того, что Кабмином было принято решение, с которым они ни с кем не советовались, они там что-то приняли, а мы это решение не замечаем. То есть, оно для нас не имеет решающего значения, поскольку решение должно быть имплементировано городской комиссией по ТБЧС. А она ни у нас, ни в Одессе не собралась. Ну, взяла и не собралась. А заставить их прийти из-под палки невозможно.

К сожалению, а, может быть, и к счастью, у центрального правительства приходит понимание, что подобного рода контраверсивные вещи из-под палки не работают

— В Национальной академии наук спрогнозировали динамику расширения covid-19, и до конца ноября возможно еще 200 тысяч украинцев могут заболеть коронавирусной инфекцией, а погибнуть от нее около 3000 человек. Как у вас изменилось отношение к проблеме эпидемии с конца февраля и по сегодняшний день?

— У меня никак отношение не изменилось. Я с самого начала говорил, что это — болезнь, которую не понимают как лечить, и от нее нет лекарств. Я никогда не был ковид-диссидентом и не говорил, что covid-19 не существует или на него надо закрыть глаза.

Но если говорить, как эту проблему нужно решать, то мы потеряли самое главное: даже не деньги, а время! За то время, когда мы все могли подготовиться, проложить кислородные трассы, установить кислородные станции, то Днепр этим занимался. А на уровне медицины третьего уровня, которая подчиняется непосредственно МОЗ, этим никто не занимался.

В каждом регионе есть своя специфика. Например, в Днепре есть 2 кислородных завода, и у нас с медицинским кислородом как бы все проще. Но не нужно путать медицинский и технический кислород. Так вот, мы днепровский кислород поставляем еще и в Харьков.

Мы начали тянуть кислородные трассы еще 3 месяца назад. Но для понимания: это же не просто трубки в больницах прикрутить. Это — повышение энергопотребления, и ДТЭК в нашу городскую инфекционную больницу провела отдельную линию, чтобы не выбивало электричество. Это — логистические проблемы, о которых нужно думать постоянно.

Инфекционная больница получает все новые усовершенствования, для эффективной борьбы с коронавирусом

Вот сейчас все бегают и говорят, что мы закупим вакцину. И не российскую, а западную. Только не надо забывать, что ее нужно хранить в холодильниках, которые дают температуру в минус 80 градусов Цельсия. И об этом нужно думать сейчас, а не просто говорить об этом, на чем все и заканчивается.

Поэтому Днепр в силу своих скромных возможностей как бы подготовился. Но город не может существовать отдельно от государства. А насколько подготовилось государство, и так очевидно

Насколько карантин ударил по бюджету Днепра

— Сейчас экономисты всего мира просчитывают, насколько обеднеют люди в результате этой пандемии. Есть ли уже расчеты местной власти, насколько по экономике города нанесет удар коронавирус?

— Если говорить о том, сколько потерял бюджет Днепра от первой волны коронавирусного карантина, то прямых потерь где-то 500 миллионов гривен. Это много, даже для такого города, как Днепр. Сюда входят и 100 миллионов гривен из резервного фонда, выделенных на борьбу с коронавирусом, и деньги, потерянные общественным транспортом, когда он горожан возил бесплатно по спецпропускам, закупленные санитайзеры и дезинфекция улиц и подъездов, и все это шло за счет городского бюджета. В общем вся эта история первой волны карантина обошлась городу в половину миллиарда гривен. Во сколько обойдется вторая волна, я даже боюсь себе представить

Бюджет Днепра недосчитался уже около 500 млн грн

— Борис Альбертович, есть очень актуальная тема — выплаты из государственного бюджета медикам. Я знаю, что за первую волну медикам платила местная власть, а потом приходила компенсация из госбюджета. И есть случаи, когда местная власть деньги выплатила, а ей компенсация до сих пор не пришла. Какая ситуация в Днепре?

— У нас ситуация получше. Но проблема заключается в другом. Тарификация доплат медикам идет поминутно, что не совсем справедливо. Мы делаем докторам свои соответствующие доплаты.

Но я считаю, что критиковать центральную власть за отсутствие выплат именно в этой ситуации я бы не стал

— Главный санитарный врач страны Виктор Ляшко констатирует, что медицинского персонала уже не хватает. И даже предположил, что Украина будет приглашать медиков из других стран, хотя в МОЗ это отрицают. Сегодня огромная нагрузка ложится на плечи медсестер, которые круглосуточно приходится общаться с пациентами с коронавирусом, успокаивать их, поскольку много людей в панике, ходить по домам к тем, кто не может дойти до семейного врача. Сколько город, а если есть данные, то и область, потеряли медиков с начала медицинской реформы? И сколько медиков не хватает сегодня?

— Я бы не говорил в людях и процентах. И вот почему: вопрос надо разбить на две составляющих.

Первая и основная проблема: люди — самый бесценный наш капитал. Можно протянуть кислородные трубы, закупить кислородные станции, концентраторы. Но людей сразу найти невозможно. Люди не могут работать по 36 часов подряд, у них на это нет ресурсов. Они устают, болеют, и это — самая большая проблема.

Самый главный ресурс сейчас — это врачи

Если мы говорим о Днепре, то у нас уже тоже есть нехватка медицинского персонала. Но она не настолько критично, и вот почему — город большой, миллионный, бюджетообразующий. Если, скажем так, говорим о среднем медицинском персонале, то в стране существует и внутренняя трудовая миграция, и в Днепр едут из  мелких населенных пунктов области. Мы их можем подтянуть зарплатами.

Но то, что происходит на уровне районов, это — катастрофа. Пока мы справляемся, но уже думаем о том, как привлекать интернов, студентов медицинских вузов старших курсов, потому что эта проблема уже лежит на поверхности

— А сколько закрылось в сельской местности ФАПов в результате так называемого укрупнения?

— Я — мэр миллионного города, поэтому я не особо следил за ситуацией в сельских районах. Такими данными я не владею.

Но уже сейчас можно подвергнуть критике, и это вторая часть проблемы: в результате укрупнения районов после последней административно-территориальной реформы, когда в Днепропетровской области 22 района превратили в 7 путем укрупнения, теперь никто вообще не понимает, где будут опорные больницы, где будут опорные школы, станции скорой помощи и ЦНАП.

По моим прикидкам, теперь у нас есть такие районы, где чтобы бабушке получить справку или попасть в амбулаторию, нужно будет проехать 150 км по дороге, которой нет в природе. Пока еще сокращения социальных работников не коснулись, но коснутся в любом случае, ведь было 22 райисполкома, а стало — 7. Лишних людей придется увольнять.

О результатах первого тура выборов 

— Если говорить о ваших проблемах с центральной властью, они как-то отразились на местных выборах в Днепре?

— У нас в Днепре была самая грязная избирательная кампания, которую только вообще можно себе вообразить. Я участвовал в нескольких избирательных кампаниях, но эта была по накалу страстей просто невообразимой. В меня кидали зеленкой, нашатырем, поливали круглосуточно грязью на телеканалах одного известного олигарха. Против меня на выборах мэра выставили 12 технических кандидатов, которые топтались не только на мне, но и на моем электоральном поле.

Поэтому считаю, что победу у меня и города украли в первом туре. Я взял 47%, и не хватило только 3%. Не говоря уж о том, что идет массовая скупка голосов, и по нашим прикидкам от 3000 до 6000 голосов скупил человек, который прошел во второй тур выборов мэра. И скупка продолжается: уже предлагают по 1500 гривен за голос в социальных сетях. Они забиты такими предложениями. Это — реальная вакханалия. Хотелось бы, чтобы полиция по этому поводу реагировала как можно быстрее, в том числе и киберполиция. До выборов осталась неделя, и весь город в открытую обсуждает скупку голосов

В Днепре идет активная скупка голосов

— По результатам первого тура сколько было открыто криминальных производств по фактам нарушений избирательного законодательства?

— Точно в цифрах сказать не могу, но до десятка. Но меня смущает то, что дело не в количестве производств, а в привлечении к наказанию. Например, после первого тура у нас в городе уволили или отстранили от должности 4 начальника районных отделов полиции. Они либо нарушениям способствовали, либо закрывали на них глаза. Но результат на табло: победа у меня в первом туре украдена. И от того, что начальник полиции АНД района пошел в народное хозяйство с волчьим билетом, ничего не поменялось.

А с другой стороны, полиция ловит эту публику, все новости забиты фотографиями бюллетеней, раздачей денег из машин. А не следующий день задержанных выпускают. Можно возбудить не 10, а 50 уголовных дел, но до организаторов все равно не добираются, а те, кто продает и скупает голоса, не несут никакого наказания.

Вот если бы кто-то за такое по приговору суда поехал бы в тюрьму на 2-3 года, тогда результат был бы по всей стране

— Каждая избирательная кампания любого уровня заканчивается тем, что организаторы не несут ответственности. А это порождает нарушения на следующих выборах. Но давайте еще о том, что низкая явка на местных выборах была спровоцирована тем, что люди просто боялись идти на избирательные участки из-за коронавируса

— Это бесспорно. Но людям уже надоела вся эта кампания, плюс люди запутались в измененных бюллетенях. То есть, я сам во время голосования на своем участке видел, как люди, заметив длинную очередь, разворачивались и уходили.

Когда ты получаешь 4 длиннющих бюллетеня, но не знаешь, какие цифры куда писать, то это влияет на пропускную способность участка.

Пользуясь случаем хочу сказать, чтобы на второй тур люди приходили голосовать, потому что бюллетень будет 1, а фамилий там будет всего 2.

Звучит, как анекдот, но люди запутались, когда будет второй тур выборов мэра Днепра. Мне позвонил в воскресенье один депутат горсовета и сказал, что его друг пошел голосовать за Филатова. Выборы 22 ноября, а по новостям говорят, что в Одессе, Херсоне и других городах второй тур 15 числа. А ведь раньше второй тур был в один день по всей стране. А теперь 15, 22, 29 ноября, а где-то — аж 6 декабря. Люди дезориентированы.

ЦИК дала разъяснения, что никакие карантины на выборы не влияют. Но давайте дождемся очередного селектора с Премьер-министром в четверг, 19 ноября. Страна у нас такая, что за неделю многое может поменяться. Но то, что это дестабилизирует ситуацию во время избирательной кампании, действительно проблема

— Борис Альбертович, готов ли город ко второму туру?

— Да, город готов, и мы уже говорили об этом в начале программы. Избирательные комиссии сформированы, и мы полностью обеспечим все противоэпидемиологические требования на участках. И бояться нечего. А с учетом того, что бюллетень будет короткий, нужно просто поставить галочку, бросить его в урну и через минуту идти по своим делам, поэтому выборы не более опасны, чем поход в магазин или прогулка

Борис Филатов призвал прийти и проголосовать на выборах

Как Днепр вошел в отопительный сезон

— В некоторых регионах уже пошел снег, а суточная температура снизилась везде, что в Днепре с отопительным сезоном, и насколько он в Днепре под угрозой срыва? Потому что тарифы растут, вопрос тарифов центральная власть передала на места, а кризис неплатежей огромный. А с учетом того, что суммы в платежках будут увеличиваться, а у людей в связи с карантином может пропасть заработок, как будут развиваться дела в Днепре?

— Рассказываю по пунктам. В отопительный сезон мы уже вошли, и вошли без срывов. Есть проблемы, связанные с воздушными пробками в отдельных домах. Есть кое-где прорывы труб. Но на 99,9% город к отопительному сезону готов. И, пользуясь случаем, обращаюсь к людям: если есть какие-то вопросы, звоните в аварийную службу или на горячую линию горсовета, и мы всегда вопросами займемся.

Но очень часто бывает, что у человека в квартире нет тепла, потому что председатель ОСМД не заключил вовремя договор с поставщиком. Или сосед сделал себе теплый пол, загнал трубу под паркет, а у соседей сверху и снизу пропало тепло в батареях.

У города глобальных проблем с отоплением нет, как, кстати, не было их и в предыдущие отопительные сезоны.

Но люди все равно волнуются, и на встречах меня спрашивают, что с отопительным сезоном? Какие-то точечные проблемы есть всегда, но системных нет.

Что касается передачи на места вопрос тарифов, то центральная власть это еще не передала, но очень хочет возложить на нас ответственность. Но при этом у городов нет ни нефтяных труб, ни газовых месторождений, мы не покупаем энергоносители на международных биржах. Поэтому единственное, что может делать местное самоуправление — сокращать энергопотребление и внедрять разные и всякие энергоэффективные мероприятия. Чем мы и занимаемся.

Только в этом году мы отремонтировали 40 котлов, 46 тепловых насосов, поменяли 50 км труб теплотрасс.

А это напрямую влияет на суммы в платежках. Когда город в подъезде многоквартирного дома меняет окна и двери на  металлопластиковые, то у жильцов становится теплее в квартирах на несколько градусов, и в платежках появляются меньшие суммы. Вот чем должно заниматься местное самоуправление

— Для любой мэрии большая проблема — установка счетчиков тепла в многоэтажках. Как этот вопрос решается в Днепре?

— Мы занимаемся и этим вопросом. Проблемы с этим есть, но проблемы со всем есть всегда. Но для того мы и сидим в своих креслах, чтобы эти проблемы решать. И мы за 5 лет установили таких десятки тысяч счетчиков. И за счет энергопоставляющих компаний, и по программам совместного финансирования. Вариантов тут много.

Мы этим вопросами занимаемся, но с учетом того, что городское хозяйство в любом городе после распада Советского Союза находится в состоянии критической изношенности, то в Днепре около 80% жилого фонда находится в неудовлетворительном состоянии. Вернее, уже находилось.

Конечно, за 5 лет своей каденции все вопросы я не смог решить, но мы с командой решили колоссально много проблем

— Каково состояние городской инфраструктуры? И повлияла ли на нее программа «Большое строительство»?

— Нет! На местном самоуправлении эта программа не отразилась никак. Программа «Большое строительство» касается дорог межобластного значения, которые к городам и территориальным громадам, особенно к областным центрам, не имеет никакого отношения. Логика центральной власти такова, что «у вас есть деньги и так, сами и занимайтесь». Но без государственной помощи мы не можем решить крупные, серьезные инфраструктурные проблемы.

Банки финансируют нас. ЕБРР дает нам деньги на развитие дорожной инфраструктуры, на приобретение транспорта. Но это же заемные деньги, и их придется возвращать налогоплательщикам  территориальных громад.

Горсовет за кредитные средства обновляет транспорт в городе

Мы же говорим о том, что государство должно давать деньги и на развитие критической инфраструктуры. А мы — единственная территориальная громада, которая полностью за счет городского бюджета капитально отремонтировала Новый мост через Днепр Самый длинный, кстати, мост над водной поверхностью Днепра не проходя через острова. Но есть проблемы со Слобожанским путепроводом, другими мостами города, со съездами с Кайдацкого моста, с коллектором под Донецким шоссе. А это даже не сотни миллионов, а миллиарды гривен. И государство не может игнорировать эти проблемы.

Обратите внимание, сколько за последнее время в стране упало мостов. То ли 6, то ли 8, точно навскидку не помню. Но завалились они за последние пару лет. Маленьких. больших, разных, но — тем не менее. И государство должно этими вопросами заниматься. Ни один крупный, богатый и бюджетообразующий город, как Днепр, не в состоянии самостоятельно справиться с этими проблемами, которые накапливались десятилетиями, без участия государства

— Очевидно. Мы за год до начала истории с ковидом ехали из Запорожья автомобилем через Днепр и, честно говоря, не хотел бы вам делать комплименты, но я был в восторге от Днепра — неимоверно красивый город. У вас есть любимые места в Днепре?

— Мне часто задают такой вопрос. Этот город — все, что у меня есть. Здесь живет моя семья, здесь похоронены мои родители. Я ежеминутно и круглосуточно отдаю себя работе. Даже сны мне снятся про работу. Поэтому я не могу сказать, что у меня в городе есть какие-то особо любимые места

— А если все достало, куда вы в Днепре едете, есть ли у вас там личное место силы?

— Просто иду на набережную. У нас самая длинная набережная в Европе, самая красивая набережная в Украине. Более того, при советской власти хотели эту набережную протянуть до Запорожья и запустить троллейбус, как от Симферополя до Ялты. Естественно, такие мегапроекты реализовать уже невозможно, но мы нашу прекрасную набережную в Днепре сделаем в любом случае полностью и будем ею гордиться. Мы уже сделали вторую очередь, а в следующую пятилетку у нас есть план доделать ее до жилого массива Парус

— Когда я был в Днепре, то поймал себя на мысли, что когда-то в таком городе я уже жил. Понимаете, такое чувство возникает у людей крайне редко, но у меня оно возникло именно в связи с вашим городом. Наверное, благодаря вашей работе.

«Спасибо», — сказал Борис Филатов.

Алексей Логинов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: