Днепр

В Днепре политолог рассказал, чего ждать украинцам после принятия «антиколомойского» закона

31 марта, на пресс-конференции в медиацентре «Информатор» политолог Виктор Пащенко, пояснил, что принесут Украине решения Верховной Рады – «Антиколомойский» закон, назначение новых министров здравоохранения и финансов, открытие рынка земли и не голосование за изменения в Госбюджет.

Зачем нужна была рокировка этих министров всего через месяц после их вступления в должность

По мнению Виктора Пащенко, кадровая политика президента Зеленского и партии «Слуга народа» вызывает вообще много вопросов.

«Этим они показали свою непригодность к выполнению таких функций, поскольку назначаемые ими же люди очень быстро уходят в отставку, поскольку последние не справляются с возложенными на них обязанностями.

Во-вторых, экс-министр охраны здоровья Илья Емец понял, с каким масштабом задач придется столкнуться, и оказался просто не готов к их выполнению. А Уманский, экс-министр финансов, даже не скрывал, что он – противник сотрудничества с МВФ. А сегодня одной из главных задач министра финансов является получение очередного кредита от МВФ, поскольку без этого наш и без того дефицитный бюджет из-за карантина и сопутствующих ему мер получит доходную часть еще меньшего размера. А расходы только возрастут. Поэтому без кредита МВФ тяжело представить, как можно будет выжить Украине в таких условиях», — считает Виктор Пащенко.

Почему проект изменений в Госбюджет-2020 был отправлен на доработку

«Монобольшинство в парламенте уже, наверное, превратилось в мономеньшинство. О едином и нерушимом партийном образовании в «Слуге народа» в последние пару недель говорить не приходится, а последние голосования показывают, что фракция начала потихоньку разрушаться. Фракция изначально получилась очень большой, каких ранее в парламенте не было, а такую фракцию, даже несмотря на рейтинг ее лидера и усилия технических групп влияния, контролировать очень сложно. Ее пытались поделить на составляющие и назначить в каждую своего куратора, по, похоже, нужного эффекта это не дает. И уже 248 голосов фракция не даст ни за какое решение.

Монобольшинства больше нет

Во-первых, уже есть люди, которые лишились места во фракции. Плюс нарастают противоречия между группами во фракции, ориентированными на отдельных политиков и олигархов. Поэтому фракция становится все более зыбкой.

На 4 ключевых вчерашних вопроса по кадрам, банкам и рынку земли голоса еще нашлись. Но по каждому вопросу голосовало «свое» большинство, и состав депутатов, отдавших голоса за такие решения, ни разу полностью не совпал. И если бы не назначаемые вновь министры финансов и здравоохранения, то голосов могло бы и не хватить на кадровые перестановки.

А в таких условиях собрать голоса за изменения в бюджет просто не смогли собрать. И такой вызов перед «Слугой народа» будет теперь стоять всегда, поскольку вряд ли они смогут принимать решения только своим большинством. «Турборежим» ушел в прошлое, и теперь они сталкиваются с новой задачей, когда под каждое решения находить компромиссы с другими фракциями или искать долгосрочное сотрудничество с другой фракцией или депутатской группой», — сказал Виктор Пащенко.

Законопроект о банках проголосован в первом чтении

«Тут будет несколько последствий такого вчерашнего решения депутатов. Во-первых, мы увидим жесткое противостояние между Коломойским и его структурами и Зеленским. И очень интересно будет посмотреть, как действия президента Зеленского и его команды будет освещать телеканал «1+1». Какой будет позиция народных депутатов, ориентированных на Игоря Коломойского. Скорее всего, они уйдут в оппозицию и жесткую критику президента.

За вчерашний день изменения произошли очень существенные. Если ранее Зеленский проявлял лояльность по отношению к Коломойскому, то вчера во второй половине дня произошел кардинальный разворот.

В сфере макроэкономической это означает, что Украине, скорее всего, МВФ очередной кредит выдаст. У МВФ было для этого 2 жестких требования: принятие «антиколомойского» закона, чтобы кредит не был потрачен на возврат денег бывшим собственникам банков, не только Приватбанка, и спешили потому, что в МВФ дополнительно обратились еще 20 стран за финансовой помощью.

Что же касается экс-владельцев национализированных банков, то они, конечно, борьбу не оставят. И борьбу они будут вести за смену власти, чтобы пришли те люди во власть, которые смогут им вернуть эти банки или хотя бы компенсацию деньгами за них.

Коломойский не оставит попыток вернуть Приватбанк

Мы свои требования от МВФ выполнили. Правда, тот варианта закона о продаже земли, который принят, сильно разнится от изначального законопроекта. То есть, сельхозземли можно продавать, но не все, не всем и не в том объеме, в котором планировалось. Но формально требования выполнены. Посмотрим, что на это скажет МВФ? Сегодня их главная задача – застабилизировать экономику в мире, поэтому, думаю, что даже на такое формальное выполнение их требований там согласятся», — говорит Виктор Пащенко.

Были ли у Украины варианты выхода из сегодняшнего кризиса без денег МВФ

«Скорее всего, нет. Можно было рассматривать какие-то альтернативные варианты с дефолтом и так далее. И Зеленский колебался, поскольку можно было получить деньги от Китая, России. Но в последние недели произошли события, связанные не только с пандемией коронавируса, но и с «нефтяной» войной ОПЭК и России. И теперь государства, которые планировали свои стабильность на продаже нефти, как та же Россия, сегодня сами нуждаются в экономической помощи. Тот же Иран уже просит помощи от МВФ в 4,5 миллиарда долларов. Россия и Китай помощи пока не просят, но и сами помогать однозначно никому уже не могут.

Поэтому единственным источником относительно дешевых денег для Украины остается только МВФ. Кстати, Китай всегда давал другим странам деньги при одном условии, что проекты, запускаемые на эти деньги, будут осуществлять только китайцы. А это ничем не лучше кредитов МВФ», — уверен политолог Пащенко.

Что было бы с Украиной, если бы она объявила-таки дефолт

«Мы, как страна, еще ни разу дефолт не переживали, поэтому в общественном мнении к нему нет определенного отношения. Во-вторых, очень часто люди, говоря о дефолте, понимают это так, что страна прекращает платить по кредитам. А это даже хорошо. Ставят даже в пример Исландию, которая отказалась от выплат по банковским обязательствам. Но там не совсем дефолт был.

Вот Россия в 2008 году объявила дефолт, и потому, что там тогда происходило, мы можем оценивать, что было бы у нас. Так вот: дефолт – это не только когда страна прекращает платить внешние долги, но и лишается возможности привлекать любые денежные средства в свою экономику. После этого экономика падает так, что нам себе это пока, слава Богу, сложно представить.

Я читал российскую деловую прессу 2009-2010 годов. Там писали, что неизвестно, когда в стране появятся снова элитные автомобили. Было огромное количество уволенных людей с работы, все кредитные линии внутри страны остановились. Банки практически не работали. В Днепре сегодня больше всего людей работают в различных банках, так вот после объявления дефолта практически все они оказались бы на улице.

Дефолт, как и коронавирус с карантином, отразился бы на каждом из нас. Безработица бы галопировала бы, инфляция тоже, а экономика упала бы еще сильнее, чем сейчас. Аграрии, а они входят в тройку крупнейших экспортеров, вынуждены были бы продавать свой урожай за копейки, чтобы хотя бы вернуть кредиты. Металлургическая отрасль при буксующей мировой экономике уже не сможет выходить на показатели хотя бы 2019 года. И остаются только IT-технологии, но они одни весь экспорт на себе не вытащат.

Выводить страну из дефолта могут только профессионалы во власти, а с этим у нас сегодня как-то не очень хорошо. Вот карантин, к нему заранее никто не готовился. Кроме Японии и Южной Кореи, которые 7 лет назад пережили аналогичные по степени опасности эпидемии. Немецкая власть изначально профессиональнее нашей, поэтому они более готовы к таким вызовам. А наша власть, во-первых, не имеет соответствующего опыта, а, во-вторых, не готова к таким вызовам. Поэтому сколько мы будем выпутываться из последствий карантина, не то, что дефолта, сказать пока трудно. Возможно, что получится уже и не при этой власти. В любом случае надо будет несколько лет на выход экономики на прежний, до «коронавирусный» уровень», — пояснил Виктор Пащенко.

Алексей Логинов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: