Информатор Деньги

Киев

Туберкулез на свободе и закрытие больниц: в Киеве НСЗУ ответили на мифы о медреформе

26 февраля, на пресс-конференции в Киеве руководители Национальной службы здоровья Украины попытались развенчать мифы о медреформе.

Сколько больниц уже подали заявки на заключение контрактов с НСЗУ

По словам врио главы Национальной службы здоровья (НСЗУ) Украины Оксаны Мовчан, сегодня уже идет имплементация второго этапа медицинской реформы.

«Мы будем говорить только языком цифр и фактов. Вся информация о ходе реформы является публичной и есть на сайте НСЗУ. Приведу немного статистики заявлений на заключение контрактов медицинскими учреждениями, которая есть в НСЗУ по состоянию на сегодняшнее утро.

В течение последних двух недель, когда стартовал прием таких заявок, в НСЗУ их подали более 1500 специализированных медицинских учреждений страны. Это более 8500 заявок на 26 пакетов медицинских услуг, которые покрывают все виды медицинских услуг. 1500 медицинских учреждений — это 90% всех больниц, зарегистрированных в НСЗУ.

Есть крупные многопрофильные больницы, которые подают заявки на практически все 26 пакетов, а есть специализированные больницы, которые фокусируются на отдельных пакетах. При этом мы ориентируемся на качество оборудования, уровень подготовки персонала и способность учреждения оказывать те или иные медицинские услуги.

Например, на 22 пакета заключает контракт Ковельское городское и районное медицинское объединение. На 21 пакет заключает контракт Новояворовская районная больница имени Юрия Липы. На 20 пакетов — Крыжопольская районная больница интенсивного лечения. На 19 пакетов — Северодонецкая городская многопрофильная больница, Мукачевская центральная районная больница, Броварская многопрофильная клиническая больница.

Уже заключили контракты с НСЗУ 56 частных клиник, что свидетельствует о том, что тарифы НСЗУ являются выгодными и для них. Да, они подают заявки на пакеты приоритетных услуг, где тарифы немного выше. Эти пакеты направлены на лечение людей от заболеваний, наиболее распространенных среди граждан Украины.

Сейчас идут совещания с участием премьер-министра Алексея Гончарука, губернаторов областей и их профильных заместителей, а также врачей больниц на местах, с которым детально оговаривается внедрение реформы. У нас уже практически 100% готовность. Понятно, что на этих совещаниях основной вопрос — финансирование, поскольку это очень важно для медиков больниц. Второй вопрос — маршруты движения пациентов. Это говорит о том, что реформа дает правильные стимулы. Деньги, лекарства и так далее должны вращаться вокруг пациента. Мы рассказываем, в каких случаях скорая помощь будет вести пациента в какую больницу в зависимости от контрактных пакетов», — рассказала Оксана Мовчан.

Какие есть мифы вокруг реформы

По словам директора департамента коммуникаций Национальной службы здоровья Украины Татьяны Бойко, как всегда все нововведения обрастают своими мифами и домыслами.

«Первый миф, вокруг которого сегодня больше всего спекуляций, касается противотуберкулезных диспансеров и фтизиатрической службы вообще. Развенчать его я попрошу руководителя одесского областного центра социально значимых заболеваний Светлану Есипенко», — сказала Татьяна Бойко.

«Наша область реформирование противотуберкулезной службы пережила 2 года назад. На прошлой неделе мы встречались со всеми руководителями противотуберкулезных учреждений Украины, которые 2 года назад не понимали, зачем мы в Одесской области это делаем. Но сегодня Одесская область полностью готова для заключения контрактов по пакету №20 «Диагностика и лечение туберкулеза». Я — фтизиатр с 20-летним стажем, и в нашем центре мы оказываем помощь не только больным туберкулезом, но и всем ВИЧ, инфицированным Одесской области, и пациентам с различными видами гепатитов.

Больные туберкулезом должны перестать быть изгоями

Чтобы создать наш центр, пришлось преодолеть неимоверное количество препятствий, создававшихся моими же коллегами. Фтизиатрическая служба является одной из самых древних на территории нашей страны. Она была сформирована еще в 1950 году, и с того времени эта система живет, абсолютно не адаптируясь под требования сегодняшнего дня и навязывая себя обществу в своем нынешнем виде. К сожалению, мы все видели ситуацию с короновирусом, я называю это средневековьем, так вот ситуация вокруг туберкулеза — средневековье №2.

Я очень хочу дожить до того момента, когда больные туберкулезом смогут давать интервью журналистам, не скрывая лица, и говорить, что у них был в жизни такой неприятный эпизод, но они полностью вылечились. У нас вчера в центре были журналисты канала 1+1, и мы не смогли найти из 400 пациентов ни одного, кто смог бы сказать, что он болен туберкулезом. Почему, потому что он тут же станет у нас изгоем. Мы идем в Европу, а там такое невозможно. А у нас фтизиатрическая служба отгораживается от социума и отгораживает от него своих пациентов.

У нас также была разрозненная сеть противотуберкулезных учреждений, какая сегодня есть по всей Украине. Еще в 2012 году у нас было 1625 противотуберкулезных коек и 1 детский противотуберкулезный санаторий. Сегодня у нас остается 480 таких коек, но даже этого много для региона с самым высоким уровнем заболеваемости туберкулезом в нашей стране.

Для эффективного управления нашим центром нужно применять международные стандарты, которые мы получили благодаря международным проектам. А теперь посмотрите, кто пикетирует медреформу? Именно медики из тех регионов, которые категорически не хотят внедрять международных стандартов. То, что сейчас они манипулируют мнением людей и прикрываются больными детьми ради своей личной выгоды. Чтобы вы понимали, в структуре заболевших туберкулезом асоциальные личности без определенного места жительства составляют всего 10%. Остальные 90% имеют право на качественную противотуберкулезную помощь.

Если мы сложим все противотуберкулезные койки в стационарах и санаториях этого профиля в стране, то у нас на каждого такого пациента придется ровно одна койка. Как мы можем на целый год закрывать заболевшего, который за это время потеряет работу, а возможно — и семью? А сроки госпитализации сегодня в мире уже не год, а в разы меньше. И рассказы о том, что заразных пациентов выгонят на улицу, и они будут заражать окружающих — чистой воды вранье! Заразного пациента держат в стационаре до тех пор, пока он не прекратит выделять микобактерию, а потом его можно спокойно переводить на амбулаторное лечение. А у тех фтизиатров, которые не готовились к реформе, сегодня просто некуда передавать пациентов на амбулаторное лечение. Но это — не проблема пациента, он точно такой же пациент, как и с инфарктом, сахарным диабетом, и будучи незаразным он имеет право на полноценную личную и общественную жизнь. Согласно исследованиям ВОЗ, риск заболеть туберкулезом составляет у человека 5-7% в течение всей его жизни. А заразность кори составляет, например, 95%!

Поэтому рассказы, что больные туберкулезом будут бегать и заражать всех подряд, и мы все умрем — это рассказы непрофессиональных медиков, и мне стыдно, что они представляют медицинское сообщество нашей страны», — рассказала Светлана Есипенко.

Справка: по состоянию на 26 февраля, 281 медицинское учреждение по Украине подало заявки на лечение туберкулеза. Из них 19 — противотуберкулезные диспансеры, остальные — многопрофильные больницы, имеющие все условия для лечения туберкулеза.

«Второй миф — закрытие больниц и увольнение медработников. Особенно усиленно на нем спекулируют некоторые политические партии. Сейчас мы поясним, в чем там дело. Есть Верховная Рада, которая принимает законы, госбюджет и распределяет его. Есть Министерство охраны здоровья, которое формирует политику развития отрасли по всем ее направлениям. Есть НСЗУ, которая реализует эту политику и возложенные на нее программы. И есть местные власти, которые согласно нормативно-правовым актам отвечают за организацию оказания медпомощи у себя на территории. Для этого они у себя должны создать Госпитальный совет. Кроме того, местная власть является и собственником коммунальных медучреждений на своей территории. Поэтому все решения по реорганизации больниц принимает местная власть у себя на территории.

Закрытие больниц не планируется

Например, в Ровенской области есть больница, в хирургическом отделении которой работает 13 человек, и они за 2019 год сделали аж целых 9 операций! Если хирург не оперирует хотя бы раз в неделю, делать операцию у него просто опасно. А если в отделении за год сделали 9 операций, так туда вообще опасно даже просто обращаться. Поэтому местная власть решила перепрофилировать это отделение в отделение общей терапии. И пусть эти 13 человек устраивают митинги под горсоветом, но мы считаем это решение местной власти правильным. И мы не дадим этой больнице пакет для оказания хирургической помощи, потому что ее там просто некому оказывать.

Поэтому больницы не закрываются, а перепрофилируются под те услуги, оказывать которые они готовы качественно и безопасно для пациентов. Но у нас есть возможность перезаключить контракты с больницами, если они будут готовы качественно и безопасно оказывать услуги пациентам, которые сейчас они делать не готовы.

Третий миф — медикам порежут зарплаты. Становясь коммунальными некоммерческими предприятиями, больницы получают больше возможностей получения финансовых потоков. Соответственно главный врач больницы становится своеобразным топ-менеджером, который может сам устанавливать зарплаты своим работникам. Для этого у него есть 2 инструмента — финансовый план больницы на текущий год по доходам и расходам, который он согласовывает с местной властью, и коллективный договор с работниками больницы. Поэтому лучшие врачи и медсестры должны получать и большую зарплату. Они приносят через своих пациентов больше денег больнице, поэтому и главврач им должен больше платить. Как это происходит на практике, прошу рассказать медсестру Днепровского центра медико-санитарной помощи №2 Ольгу Салюк», — рассказала Татьяна Бойко.

«У меня медицинский стаж 35 лет, я работала в разных отделения, сейчас работаю в центре первичной медико-санитарной помощи. Сначала у нас были там зарплаты 5-6 тысяч гривен в месяц. Сейчас если у медсестры есть опыт, и она работает в паре с опытным и уважаемым семейным врачом, то она может зарабатывать уже 11-12 тысяч гривен в месяц. Но для этого она должна обучиться проводить тесты на холестерин, глюкозу и сделать пациенту кардиограмму. Медицинские сестры, не пугайтесь реформы! Она необходима и неизбежна. Но для этого надо учиться и работать», — считает Ольга Салюк.

Алексей Логинов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: