Днепр

В Днепре рассказали, чего ждать украинцам от проекта закона о страйках

13 февраля в медиацентре Информатор Днепр глава Профбюро Профсоюза горно-металлургического комплекса Игорь Токовенко рассказал об изюминках проекта закона о страйках и локаутах.

Профсоюзными деятелями был разработан законопроект №2682 о страйках и локаутах, который должен помочь работникам защищать их права с помощью забастовок. Об этом дальше прямая речь Игоря Токовенко.

Почему страйки важны

«Главное право, которое есть в трудовой сфере, это право на страйк. Из этого права возникли все другие права. В конце 19 века – начале 20 века трудовое право возникает из стачечного движения. Работники протестовали. По результатам позитивных, победных страйков заключали коллективные договоры. Потом на уровне государств начало возникать трудовое законодательство, которое закрепляло основные нормы этих коллективных договоров. Так трудовое право возникло в мире в результате борьбы людей труда за свои права.

Главным инструментом всегда был страйк. Это нормальный инструмент, когда диалог заходит в глухой угол. Тогда должен быть у работников некий инструмент. У собственников, с одной стороны, есть собственность, а у работников должен быть страйк. Это право закреплено в Конституции Украины. К сожалению, нынешний закон о коллективных трудовых спорах (конфликтах) не дает возможности нормально реализовать это право. В среднем, чтобы реализовать право на страйк по прописанной в этом законе процедуре, нужно больше месяца. Но мы понимаем, что это очень большой срок, за который люди, которые хотят реализовать свое право на страйк, могут быть или запуганы или подкуплены (лидеры, активисты), а на них и их семьи может оказываться и физическое давление. Чем быстрее есть у работников возможность выйти на законный страйк, тем вероятнее, что это право будет осуществлено и что такая конституционная возможность будет обеспечена», — говорит Игорь Токовенко.

Как сейчас организовать страйк

«Сегодня есть процедура коллективно-трудового спора, в которой главную роль играет очень сложная примирительная процедура. Кроме того, что нужно собрать подписи большинства членов трудового коллектива за какие-то требования (повышение зарплаты, сокращение рабочего времени, улучшение условий труда), необходимо (по действующему закону) дождаться ответа на эти требования от работодателя. Работодатель, как правило, затягивает где-то на месяц только с ответом на эти требования. Далее на протяжении 5 дней нужно вести переговоры с работодателем.

И здесь включается государственный орган – Национальная служба посредничества и примирения (НСПП), которая создана не в конституционном порядке. В большинстве случаев она играет роль коррупционного посредника. Этот орган берет деньги со многих профсоюзов за регистрацию коллективных трудовых споров, с работодателей деньги за снятие с регистрации коллективных трудовых споров. Берет с профсоюзов за получение свидетельства о репрезентативности, чтобы они могли вести социальный диалог на конкретных уровнях (национальном, отраслевом). Когда работодатель им неофициально платит, получается, что представители НСПП играют в коллективном споре на стороне работодателей. Даже в законе написано, что эта служба должна содействовать ограничению применения права на страйк.

Эта служба еще создает целый ряд регламентов, которые усложняют процедуру коллективного трудового спора. Она вмешивается на уровне минимум 5-дневных переговоров, пытается навязать свои правила, потом (если работодатель заплатит), пытается усложнить или отсрочить этот диалог. Потом еще есть платный трудовой арбитраж (арбитрам нужно платить за работу), который предлагается НСПП. И только потом, если все это не дало результат, и работники не договорились, тогда работники имеют право через 15 дней выйти на страйк. Сама процедура занимает от 30 до 60 дней», – раскрывает детали процедуры правозащитник.

Что предлагает новый законопроект

«Проект закона №2682 разработан специалистами профсоюза горно-металлургического комплекса и объединением независимых профсоюзов авиаработников. Он предусматривает, что работники собирают в своем подразделении предприятия или на всем предприятии большинство подписей за конкретные требования страйка, и эти требования предъявляются работодателю. Через 15 дней, если стороны не договорятся, то работники имеют право начать страйк: остановить работу полностью или частично, или не выходить на работу, или протестовать на рабочих местах. Может быть страйк по несколько часов в день (частичный). Работникам предоставится возможность варьировать страйк: приостанавливать его, возобновлять, делать необходимой для работников продолжительности. Очень сильно упрощается процедура: сбор подписей – выдвижение требований – 15 дней переговоров – страйк (если не договорились).

Если из этих 15 дней в первые 10 дней нет договоренности, то тогда орган, уполномоченный работниками (профсоюз или протестный комитет), должен сообщить государству, органам местного самоуправления, работодателю о том, что будет такой страйк через 5 дней. Также этот орган имеет право уведомить контрагентов предприятия и СМИ. Кроме того, если есть требования по невыплате зарплат, невыполнению условий коллективных договоров, тогда работники имеют право протестовать не через 15 дней, а через 5 дней.

Поскольку этот проект был разработан нами для комитета социальной политики Верховной Рады, они настаивали, чтобы как инструмент противовеса работодателю было предоставлено право на локаут (временная остановка работы предприятия работодателем с прекращением выплаты зарплат – Авт). «Оборонный локаут» со стороны работодателя может быть в тех случаях, когда работники объявили страйк. Это такие же самые действия (работники тоже не работают), но за ними сохраняется рабочее место. Важным в этом законопроекте является определение понятия «штрейкбрехер» (человек, который работает вместо бастующего) и запрет их применения. Что немаловажно, работники, которые протестуют, имеют право не допускать на рабочие места штрейкбрехеров. Мы видели, как на «Арселоре» во время остановки работы по охране труда работодатель применял штрейкбрехеров, брал их из «Укрзалізниці». Тогда работникам приходилось проводить «разъяснительные работы» для штрейкбрехеров. Тогда из-за них не всех результатов смогли добиться работники, которые вели акцию по работе по инструкциям. Очень важно, что штрейкбрехеры должны быть запрещены. Тогда у работодателя и работников будут равные возможности. Если работодатель заменяет протестующих работников штрейкбрехерами, то нет экономического эффекта от страйка. Страйк и локаут – это болезненные инструменты. Работники не получают зарплату, потому что не работают. Но во время локаута работодатель тоже не должен создавать продукцию, поэтому должны быть запрещены штрейкбрехеры.

Этот законопроект уже рекомендован профильным комитетом для включения в повестку дня сессии Верховной Рады. Важно, чтобы проект в первом и втором чтении остался неизменным за исключением каких-то технических моментов, чтобы его основная идея и основные положения были приняты именно в таком виде, каком их подали, чтобы этот закон работал именно на благо работников и их организаций. Сегодня Украина находится на последнем месте в Европе по уровню зарплат. Самый органичный путь – это не чтобы государство насильно устанавливало уровни зарплат в разных отраслях, а чтобы работники самостоятельно в диалоге с работодателями добились повышения зарплат. А где невозможен диалог – должен быть страйк. Должны быть инструменты склонения к диалогу, если нет конструктивного видения.

Появляется такая вещь как «страйк солидарности», когда работники одного предприятия могут поддерживать работников другого предприятия и бастовать раньше – не через 15, а через 5 дней. Есть такая форма как «блокада», когда вовремя страйка работники могут блокировать ввоз и вывоз продукции с предприятия», – делится подробностями проекта закона глава профсоюза.

Когда заработает законопроект

«Пока сложно говорить о сроках, это зависит непосредственно от большинства в парламенте и от того, как они будут проводить (рассмотрение). В то же время это зависит от общественности. Чем больше действенных независимых профсоюзов и социальных активистов поддержат этот проект и будут требовать его принятия в неизменной форме, тем быстрее он будет принят. Работодатели, конечно, не в восторге от этого проекта. Та форма локаута, которая там есть, их не до конца устраивает. И штрейкбрехеров они хотели бы оставить. Я думаю, что на протяжении этого года проект может быть принят», – рассказал Игорь Токовенко.

Напомним, ранее мы писали, какие нововведения несет для украинцев новый проект трудового кодекса от Кабмина Алексея Гончарука.

Дмитрий Чернышев

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: