Днепр

Как в Днепре строителей с чиновниками корабликом катали и что они рассказали о ремонте Нового моста

Тудук-тудук, тудук-тудук, тудук-тудук… А вы уже ездили по открытому Центральному мосту? Ну и как впечатление? Лично у меня — как от очень-очень плохой железной дороги. Это так должно быть?

А почему этого эффекта нет на других отремонтированных мостах нашей Родины и ближнего и дальнего зарубежья? Это как-то связано с железным троном из арматуры, который не поленились ранним утром 7 сентября притащить на новый мост?

Ответы на эти и другие вопросы «интернет-мостостроители, виртуальные эксперты, блогеры, а также журналисты всех местных и национальных телеканалов» хотели получить во время выездного, вернее, «выплавного» брифинга. Борис Филатов сам пригласил. Увы, мэр на брифинг не явился. А места на «Княгине Ольге» оказалось мало — как раз достаточно для спикеров, чиновников мэрии и чуть-чуть для журналистов. На вопросы горожан отвечали хозяин предприятия МостБуд Михаил Беккер, начальник участка этого предприятия  Никита Заволик, инженер технадзора Василий Самсонов и главный инженер проекта Юрий Зубарев. 

Ну, поплыли! Горсовет сделал все, чтобы информация с этого брифинга покрылась флером романтики и осталась на уровне вопросов. Потому что по факту слышно было только вопросы модератора, заместителя городского головы Александра Санжары, которые он громко и разборчиво читал с листка. Остальное заглушали шум ветра, волн, нежный женский смех, игривые возгласы…Ах да, мы ж не о том.

Почему из 16 аварийных продольных балок, которые должны были заменить по проекту, заменили только три? — сурово спросил Александр Санжара спикеров.

— Это искаженная информация, — сообщил Юрий Зубарев. – Откуда люди ее черпают?

Он сообщил самую правильную информацию по аварийным балкам: «Самых аварийных балок на мосту шесть, из которых три подлежали замене. Их и заменили, как вы знаете, остальные были усилены. Других цифр я не знаю. А всего на мосту аварийных балок 10 штук — добавил, подумав немного, руководитель проекта. — И 10 штук, которые подлежали усилению. Практически все эти балки были восстановлены».

Картина с аварийными балками в головах присутствующих стала неимоверно четкой.

Так, это мы говорили о продольных балках, — сказал Санжара.  — Поперечные балки не ремонтировали.

— Непонятно, что такое поперечные балки — парировал проектировщик. — Нету поперечных балок.

— А…- мозг чиновника явно ненадолго завис.

— Нет поперечных балок у моста, есть только продольные. Мост состоит из опор, ригелей, балок, пролетных строений… дальше вопросы.

В это время кораблик как раз поворачивал к мосту и за спиной заслуженного мостостроителя явился мост с этими самыми несуществующими поперечными балками.

Словарь строительных терминов сообщает, что проезжая часть автодорожного моста состоит из поперечных и продольных балок, поддерживающих железобетонную плиту с уложенным по ней дорожным покрытием.

Выглядит не сильно обнадеживающе

Но Александр Санжара не решился спорить с уважаемыми людьми и снял вопрос о поперечных балках и о том, почему их не ремонтировали. Нет балок — нет проблемы!

— Предупреждаю, я на глупые вопросы отвечать не буду — агрессивно заявил Михаил Беккер.

— Приходится разъяснять, чтобы объяснить позицию, — примирительно добавил Юрий Зубарев.

— А все слушают ответы? Кто сел на корабль вместо активистов и не слушает ответы — тоном школьного учителя спросил Александр Санжара, усмиряя расшалившуюся корабельную публику.- Кто не слышит, подойдите сюда, иначе вы просто занимаете место….

Между операторами телеканалов тусил депутат горсовета Руслан Вишневецкий и воровато подглядывал в мониторы камер. Зачем он тут?

Операторы пожаловались, что пока они пишут ответы, они не могут снимать то, что происходит вокруг и, собственно, сам мост. Александр Санжара — мастер компромиссов — не растерялся и предложил гениальное в своей простоте решение — развернуть кораблик носом на мост. На нос корабля поставить спикеров и пусть они отвечают на вопросы на фоне моста. Пока двигали корабли и спикеров, в суете к ним на расстояние вытянутой руки подобралась журналистка Любовь Бурлакова:

— А можно спросить, сколько по проекту должны были капитально отремонтировать балок, а сколько заменить?

— Так сказали же уже — досадливо проговорил кто-то из участников брифинга, — заменить должны были 3, а отремонтировать 9.

— Просто я смотрела экспертные выводы и там было написано, что 69 балок имеют значительные дефекты и подлежат капитальному ремонту — не унималась Люба.

Но визави предпочел отвернуться от надоедливой журналистки. Благо, в это время Александр Санжара закончил рокировку спикеров.

Корабль заплыл под мост и настала благоговейная тишина — было слышно, как ветер шелестит листами с вопросами от неугомонных горожан в руках у Александра Санжары. Щелчки фотокамер — непривычный ракурс. Руслан Вишневецкий с настороженным видом тусил уже среди спикеров — его действия напоминали работу профессионального бодигарда. Может, ради этого его и пригласили?

На верхней по течению Днепра части моста укладывается упрочняющая сетка низкого качества и несоответствующих размеров, — продолжил задавать вопросы модератор.

— Вопрос неграмотный, просто неграмотный. Вы знаете, когда укладывался раствор, сверху клали сетку с тканью, которая защищала раствор от солнца и позволяла поливать. Так вот энтузиасты решили, что это арматура. Присылали фоточки. А внутри раствора лежала сетка, которая положена по проекту. Поэтому когда задаете вопросы, они не должны быть глупыми, — ответил Михаил Беккер.

Ограждающие конструкции и столбы сделаны некачественно, части конструкций не стыкуются друг с другом, крепления столбов очень слабые, окраска столбов некачественная.

— Хочу задать энтузиастам встречный вопрос — а где вы были, когда на мосту был сплошной брак, где были ваши вопросы, и где вы были, когда первый натянутый провод сложил стойки, почему вы не ходили? Я считаю, что я вам ответил — гневно заявил все тот же спикер.

Мостостроители ответили еще на несколько вопросов горожан, в частности, почему было принято решение устанавливать бетонный, а не металлический отбойник. Металлический выгибается от удара машины на встречную полосу, а это на мосту опасно, поэтому было принято решение ставить жесткий, железобетонный. Что касается перегруза, там он действительно есть, тысяча тонн. Но за счет применения современной гидроизоляции, которая не нуждается в защитном слое бетона 4 см,  строители облегчили мост на вес, который в три раза превышает вес барьерного ограждения. Что касается ремонта подводной части опор, то мост в этом не нуждается. Опоры стоят на сваях, защитный слой которых в нормальном состоянии.

Первая задача ремонта моста выполнена — устранена опасность обрушения конструкций. Самая аварийная часть — балки пролетных строений. Они пролечены, устранено попадание на них атмосферных вод и соляного раствора с проезжей части, что предотвратит дальнейшую деформацию.

И тут в атаку вновь пошла Любовь Бурлакова со своими балками:

Скажите точно, сколько балок заменили, а сколько капитально отремонтировали.

— 3 балки заменили, а 10 усилили углеродистыми лентами — Юрий Зубарев ответил на вопрос.

На помощь пришел Санжара:

— Па-даж-дите. С этого начиналось все.

— Но вы можете прокомментировать — в официальном экспертном отчете, который нам передали в горсовете, написано, что должны были отремонтировать 69 балок, — не унималась Люба.

Ей пришлось выслушать мини-лекцию о том, как сложно устроены балки, что такое коррозия металла, но ответа на свой вопрос она так и не получила.

На помощь Юрию Зубареву пришел Михаил Беккер:

—  Понимаете, 10 балок были такие, что боялись их обрушения, три балки снимали — спецпроект делали, боялись, что при подъеме они могли разрушиться, специальную страховку делали. Остальные балки были страшно побитые, в смысле 7, и их отремонтировали. Все остальные имели ремонт и их сделали, но это был не такой большой ремонт, как у этих семи балок. Эти семь балок …. ну это просто ужасное состояние было у этих семи балок…

А что касается опорной части — это отдельный проект, это в будущем будем…

На опорные части проект не проводился? — озабоченно спросил модератор. Но его успокоили — это пока не угрожает.

— В проекте 2015 года говорилось о 70 аварийных балках — задала вопрос журналист Валентина Попова. — 6 находятся в крайне критическом состоянии, а 70 рекомендованы для ремонта.

— Ну ответили же уже на этот вопрос, — возмутился Санжара.

— Так нет, 3 заменили, 10 вылечили — добивалась ответа Валентина Попова

— Вы пожалуйста, слушайте — 3 заменили, 7 вылечили — ответил Михаил Беккер.

В состоянии легкого ступора покидаем «Княгиню Ольгу», чтобы как-то переварить полученную информацию. Мы услышали три версии о количестве отремонтированных балок от тех, кто должен этой информацией владеть как дважды два. Дальше была поездка №2 на кораблике с активистами.

Но это уже совсем другая история…

Екатерина Иванченко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

загрузка...

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: