Политика

Убрать адвокатскую монополию и 10% взятки разоблачителям: что адвокаты думают об инициативах Зеленского

2 сентября, на пресс-конференции в медиацентре «Информатор», адвокаты поделились своим мнением о новых инициативах президента Зеленского — законопроектах об отмене адвокатской монополии и о разоблачителях коррупции.

Что было до введения адвокатской монополии и что стало потом

По словам адвоката, управляющего партнера адвокатской фирмы ПАКС Станислава Лифлянчика, до введения так называемой адвокатской монополии она по факту была, но только по представлению интересов по уголовным делам.

«Что же касалось представления интересов в судах и государственных органах, то их можно было осуществлять на основании доверенности. Причем, у доверенного лица никто не проверял даже наличие юридического образования. И таким образом, у нас появилось очень много общественников. С одной стороны, это вызывало негативную реакцию, когда они ходили на судебные заседания целыми толпами, срывали заседания, просто кошмарили суды в 2014-2015 годах. До введения адвокатской монополии представлять интересы в судах по гражданским, хозяйственным и административным делам могли все граждане Украины по нотариально заверенным доверенностям. А если они представляли интересы юридических лиц, то достаточно было обычной доверенности, подписанной директором фирмы.

Мне, как адвокату, это нравилось, поскольку получалось больше времени на общение с клиентами, на подготовку процессуальных документов и на представление интересов клиентов по действительно сложным делам, где помощники не могли доносить позицию клиента до суда самостоятельно. А предоставление документов в суды, получение оттуда материалов на ознакомление и так далее осуществляли помощники. А в стандартных делах – расторжение брака, раздел имущества – моего нахождения в суде особо и не требовалось.

После ввода адвокатской монополии представлять интересы в судах по любым делам имеет право исключительно адвокат. Теперь от него требуется предоставление судье его адвокатского удостоверения, копии свидетельства о наличии юридического образования, договора с клиентом. По моему мнению, для малых адвокатских контор и адвокатов-одиночек это стало негативным явлением, потому что из своего кабинета адвокат переехал в коридоры судов, где он целый рабочий день ждет судебных заседаний, участвует в них. А с клиентами общается уже после всего этого, как и готовит процессуальные документы.

Мне сложно представить себе, как выпускнику юридического факультета теперь устроиться на работу. По сути, он никому не нужен, ведь взять его в адвокатскую контору и заставить писать документы нельзя: у него нет ни практики, ни опыта. А наличие адвокатской «корочки» после сдачи соответствующего экзамена не гарантирует наличие у него высокого профессионализма. И наоборот: есть коллеги, у которых нет адвокатского удостоверения, а они – суперпрофессионалы.

Кроме того, существует огромное количество предприятий, где правила ведения бизнеса основаны не на законах, как таковых, а на постановлениях, приказах, инструкциях, и их юридическое сопровождение ведут сотрудники юротделов, разбирающиеся во всей этой документации. Обычный адвокат может освоить все это, но за определенное, достаточно длительное время. А специалисты юротделов все это прекрасно знают, но адвокатами не являются и не могут представлять интересы компании в судах.

Насчет отмены адвокатской монополии: с одной стороны, ее ввели на основании заключения Венецианской комиссии, а с другой – она же резко ограничивает возможности представления интересов в судах для юридических лиц. Поэтому считаю, что адвокатская монополия ничего хорошего не дает и адвокатскому сообществу, поскольку монополия подразумевает единую направленность в действиях, и любое инакомыслие пресекается», — считает Станислав Лифлянчик.

По мнению Станислава Лифлянчика, адвокатская монополия резко ограничивает возможности представления интересов в судах для юридических лиц

Какие плюсы и минусы есть у адвокатской монополии

По мнению адвоката Василия Пидлужного, есть определенная система, которую пытались применить в Украине.

«Эта система базировалась на том, что пытались скопировать ее с западных систем, Франции, в частности. В Западной Европе считается нормальным то, что существует адвокатская монополия, но там и адвокатура организована по-другому. В Польше существует, например, 2 вида адвокатов, в Белоруссии тоже. У нас решили, что все юристы, которые могут представлять интересы клиентов в суде, должны стать адвокатами. По моему мнению, это был очень рискованный шаг, который и приводит к тому, что имеем сегодня.

На весы надо, считаю, положить две вещи. Первая – выигрывает ли от адвокатской монополии клиент? Клиенту важен результат – качественное оказание юридической услуги. Адвокатская монополия в ее нынешнем виде этого не гарантирует. Вторая – дисциплинирует ли она участников судебного процесса? Да. Введены в действие новые процедурные кодексы, по которым суды получили широкие полномочия по отношению к участникам процесса. Штрафовать тех же адвокатов за некорректное поведение, затягивание процесса. На мой взгляд, адвокатская монополия в том виде, в каком она существует, не слишком правильна и не очень нужна», — высказал свое мнение Василий Пидлужный.

Василий Пидлужный считает, что адвокатская монополия в том виде, в каком она существует, не слишком правильна и не очень нужна

Что подразумевает законопроект об отмене адвокатской монополии

По мнению адвоката, управляющего партнера юридической компании Complex Group Елены Доненко, внесенный президентом Зеленским законопроект вносит изменения не только в законодательство, но и в Конституцию.

«Дело в том, что адвокатская монополия закреплена в Конституции. Поэтому законопроект должен пройти определенную процедуру, которая сложнее, чем обычно. На сессии Верховной Рады этот законопроект должен быть принят простым большинством голосов. На сегодня он еще не принят. А далее по нему должен дать заключение Конституционный суд Украины, что займет определенное время. А потом на следующей сессии парламента, которая начнется в феврале 2020 года, депутаты должны принять этот законопроект с внесенными заключениями Конституционного суда не менее, чем 2/3 голосов Рады.

А с 1 января 2020 года эта монополия будет распространяться и на все органы государственной власти, то есть, их юристы не смогут представлять интересы государства в судах, что, на мой взгляд, слишком преждевременно. Это вызовет сильную нагрузку на бюджет, поскольку надо будет дополнительно платить адвокатам, а сами адвокаты наниматься через тендерную процедуру. То есть, нанимать адвокатов по самой низкой цене, что приведет к найму не очень квалифицированных адвокатов со всеми вытекающими последствиями.

Во-вторых, после люстрации в адвокатуру пришло много людей из полиции, прокуратуры. У них есть огромный опыт по уголовным дела, но очень маленький – по хозяйственным и гражданским делам. Этот опыт есть у обычных юристов, но они формально адвокатами не являются. Считаю, что отмена этой монополии приведет к большей конкуренции на рынке юридических услуг», — говорит Елена Доненко.

По мнению Елены Доненко, отмена монополии приведет к большей конкуренции на рынке юридических услуг

Разоблачителям коррупционеров хотят выплачивать 10% от суммы взятки

«Фактически этим законопроектом вводится целый институт разоблачителей коррупции, которого у нас до сих пор не существовало. Но в Европе и ряде других развитых стран они есть давно. Мне кажется, что это надо делать и у нас, но не приведет ли это к последствиям вроде адвокатской монополии, не уверена. Наши люди уже называют его «институтом стукачей». Но ведь он вводится не для всех граждан огульно, а только для госслужащих, которые, если законопроект примут, будут присматривать друг за другом. А на счет 10%, так сумма убытка будет устанавливаться судом, и она может быть разной», — пояснила Елена Доненко.

«Мы уже столько лет боремся с коррупцией, учредили специальные органы для этого, а коррупция пока никуда не делась. Идея выплачивать разоблачителям коррупционеров награду возникла еще на этапе президентской кампании Владимира Зеленского. В принципе, институт разоблачителей коррупционеров у нас существует, просто его предлагают модернизировать. А вот на счет выплаты «наградных» разоблачителю, мне пока сказать сложно, потому что у нас всегда теория от практики отличается очень сильно. По моему мнению, лучше заставить уже имеющиеся антикоррупционные органы работать, как им положено», — считает Василий Пидлужный.

«В борьбе с коррупцией надо применять всевозможные методы. Пусть этот законопроект сначала примут, а там посмотрим, как он будет работать на практике. У нас в борьбе с коррупцией есть две глобальных проблемы. Первая – коррупционеров наказывают в основном деньгами, чего они не боятся. Вторая – в раскрытии коррупционного преступления не заинтересованы ни дающий, ни берущий взятку. Поэтому я не особо представляю, как разоблачитель сможет все это увидеть и доказать, когда такие дела проворачиваются тет-а-тет.

Вообще, в коррупционных преступлениях самое сложное – доказательная база. Доказать, что имела место взятка, что было сделано коррупционное преступление в интересах конкретного должностного лица, а не простое стечение обстоятельств очень не просто», — высказал свое мнение Станислав Лифлянчик.

Алексей Логинов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: