Днепр

Игорь Майденко рассказал о войне и волонтерстве: как это поможет в депутатской деятельности

До дня «Х» осталось всего-ничего — неделя. Это ничтожно малое количество времени, чтобы узнать того, за кого хочется поставить галочку. Но мы попытаемся донести для вас самую важную информацию о самых достойных.

Игорь Майденко кандидат в депутаты по 27 округу рассказал о войне, волонтерстве и его роли в таком нелегком для страны периоде.

Что происходит сейчас на Востоке страны?

Наша страна попала в очень сложную ситуацию. То, что до 2014 года считалось невозможным, стало реальностью: внешняя агрессия, бездеятельность, предательство, жестокость и коварство захватчиков. Спустя пять лет после начала войны на линии фронта украинские солдаты продолжают гибнуть. Это значит, что проблема войны никогда не перестанет волновать общество. Вместе с тем, за 5 лет у нас сформировался синдром усталости. Он возник из-за того, что представители власти неверно информировали общество о масштабе конфликта и его последствиях. Как и 5 лет назад, ошибки власти продолжают исправлять волонтеры. Добровольная помощь фронту имеет разные формы, но в целом следует разделять людей, которые каждодневно отдают свои силы и ресурсы, и тех, кто пытается заниматься дешевым пиаром, используя критическую ситуацию. Никто не хочет жить в состоянии войны. Но еще большая опасность –  это потерять свою родину, идентичность, национальное самосознание. Мы никуда не уйдем от войны на Донбассе, но мы не должны глаза закрывать глаза на страдания людей. Война это не фанфары и награды. Это тяжелая работа, которую делают люди, которые понимают, что от их работы зависит жизнь всей страны. Без пафоса и славы они дают мирным городам Украины шанс на лучшее будущее.

— Когда вы начали заниматься волонтерством?

В октябре 2014 года я впервые оказался на фронте. Моей целью было оказать помощь бойцам тем, что я умею и знаю, предоставить им качественную медицинскую помощь. Тогда я еще не понимал, что война продлится долго. Я просто шел с людьми, готовыми бороться за справедливость и лучшее будущее для своей страны. В тот тяжелый момент я понял, что не смогу сидеть и быть в стороне. Волонтером быть нетрудно, если ты поступаешь в соответствии с велением сердца и со своей совестью. Делать добрые дела и по мере сил спасать людей – это естественно для каждого нормального человека.

— Что конкретно вы делали, с какими организациями сотрудничали? — Продолжаете ли вы эту работу сейчас? Кому вы помогаете?

Мой главный принцип – больше дела меньше слов. Война упростила многие вещи, в частности появился доступ на передовую для людей, которые реально хотят принести там пользу. Мы обучали бойцов оказанию первой помощи, формировали навыки армейских парамедиков, оказывали помощь раненым бойцам. Все это мы продолжаем делать и сейчас. Каждые полгода в свой отпуск я выезжаю в зону операции Объединенных сил. Там меня и моих товарищей ждут наши военные и я не могу подвести их, ведь они не подводят всех нас, выполняя свои военные обязанности. Мы нетипичные волонтеры. У нас нет штабов, у нас нет налаженной  логистики, крупных координационных центров, баз снабжения и так далее. Каждый делает, что может на своем участке, используя личные средства и сбережения.

Мы помогаем военным на передовой там, где помощь наиболее нужна, там, где по каким-то причинам медицинское звено ослаблено или вовсе отсутствует. В этом и видим свое предназначение. Поэтому стараемся избежать ненужной официальщины, бюрократической координации.

— Как вы оцениваете качество медицинской помощи, которую оказывают нашим военным? Их бытовые условия и уровень безопасности?

Сегодня можно сказать, что в целом система медобслуживания ВСУ налажена. Однако следует учитывать технические условия работы под огнем противника, условия ежедневной угрозы жизни медперсонала. Далеко не все медики могут пойти на это. Также влияет советская система медобслуживания военнослужащих. Она слабо ориентирована на обеспечение выживаемости личного состава. Поэтому присутствует нехватка транспорта, лекарств, медицинских материалов и оборудования. Практически сейчас всё это создается заново. Поэтому помощь волонтеров бесценна. Наши солдаты постоянно рискуют жизнью. Противник ни на день не прекращает боевой активности. Это постоянный стресс и утомление для бойцов. Наши воины нуждаются не только в лечении и оказание помощи, но и в психологической разгрузке. Помощь волонтеров и неравнодушных людей –  это прежде всего моральная поддержка бойцов на фронте. В этом тоже мы видим свою миссию.

— Способно ли государство решать проблемы, которые сегодня решают волонтеры?

Я думаю, что наше государство Украина постепенно учиться логистике и направляет нужные ресурсы на помощь фронту. Однако как волонтер со стажем я могу сказать, что принцип прозрачности снабжения оставляет желать лучшего. В одних частях обеспечения осуществляется на чуть более высоком уровне, в других все осталось как я при Советском Союзе. То чего не произошло за эти пять лет, так это изменения принципов управление военным снабжением. Поэтому роль волонтеров еще очень велика, она и останется такой. Нас очень ждут на фронте и мы не можем обмануть ожидания бойцов.

— Если в 2014 году волонтеры обеспечивали армию практически всем: от бронежилетов до автомобилей, от формы до лекарств и еды, то что волонтеры делают сегодня?

Отвечая на этот вопрос скажу, что военная логистика очень многогранное понятие. Поэтому государство не может ответить на 100% на все запросы. Военные и волонтеры постоянно должны улучшать качество обеспечения.  Они реагируют на потребности бойцов, которые неповоротливая государственная машина не может реализовать. Это касается и оборудование, и обмундирования и даже, как ни странно, оружия, не говоря уже о запчастях. Волонтеры оказывают адресную помощь, без которой нельзя обойтись. Она очень весома. Особенно это касается медицины, где верхний предел качества обслуживания очень сложно достичь.

— Есть ли какая-то государственная поддержка волонтерам? Нужна ли она?

Я отвечу, что нужны не просто поддержка или помощь, нужен новый уровень сотрудничества, в котором не будет места межведомственным дрязгам, лоббированию, корпоративным интересам. С одной стороны, государство должно не мешать волонтером, а с другой стороны – она должно отсекать тех, кто пытается нажиться на войне, лишь имитируя волонтерство.

— Планируете ли вы в статусе народного депутата обеспечивать государственную поддержку волонтерам?

Безусловно, чем могу, я буду помогать моим друзьям-волонтером и в этом отношении ничего не изменится. Может быть немного вырастут возможности. Но чего я точно не буду делать, так это приезжать на передовую в окружении телекамер и журналистов, стараясь показать свою большую роль и значимость. Скорее всего, я буду пропагандировать волонтерство, объяснять людям важность этой работы для страны. Все это позволяет статус депутата. Неплохо бы, если бы нам удалось принять специальный закон статусе волонтеров, который избавит их от излишний формализации, упростит их деятельность.

— Как вы считаете, когда закончится война на Донбассе?

Здесь нельзя дать однозначного ответа. Скорее всего, она закончится тогда, когда военный формат исчерпает свой ресурс как способ реализации политических интересов. Но для Украины важно, чтобы когда бы это не произошло, она оставалась субъектом международного права и глобальной политики, самостоятельным государством, способным защитить интересы своих граждан.

— Что нужно сделать, чтобы ускорить это?

Здесь рецепты простые. Необходимо укреплять обороноспособность страны, обеспечить её внутреннее социально-экономическое благополучие и развитие, повышать благосостояние людей. Чем более сильной будет Украина, тем  меньше будет возможность давить на нее со стороны агрессора. Видя невозможность достижения своих целей силой оружия, Россия будет сворачивать силовое давление, переходить к переговорам. Поэтому каждый на своем посту должен прилагать максимум усилий для укрепления Украины.

— Как население Донбасса относится к Украине? К России? К сепаратистам?

Здесь трудно дать однозначный ответ. Население оккупированных территорий прибывает под сильным влиянием пропагандистских СМИ, подвергается насилию со стороны террористов. Но уже то, что Украина не закрывает свои ворота перед жителями Донбасса, воспринимается позитивно. Нужно понимать, что Донбасс – это высоко индустриализированный регион. Под властью фейковых ЛНР – ДНР там не происходит экономического развития и падает уровень жизни. В связи с этим, Украина должна быть центром притяжения, местом стабильности и  процветания. Только так можно развеять мифы пропаганды. Только реальные дела дают возможность поверить в возвращение Донбасса в состав Украины.

— Как вы оцениваете государственную политику Украины по отношению к жителям серой зоны? Оккупированных территорий? ВПЛ?

Можно сказать так, что политика Украины носит формальный характер, она требует конкретных усилий. Они должны выражаться в восстановлении инфраструктуры, в создании новых возможностей для населения, преодоление последствий боевых действий. На сегодня это деятельность не очень эффективна. Особенно это касается средств информирования населения, усилий по созданию позитивного имиджа Украины, признанию граждан Донбасса частью Украины. Все это надлежит изменить, чтобы дать новую надежду сторонникам Украины на Донбассе.

— Кто оказывает помощь жителям Донецкой и Луганской областей? Имеют ли они доступ к медицинской помощи?

Существует много субъектов оказания помощи жителям Донецкой и Луганской областей: от международных организаций до стихийных волонтеров и непосредственно украинских военнослужащих. Качественная медицинская помощь с трудом проникает в районы ОРДЛО из-за того, что закрыты границы. Многие виды лекарственных препаратов не доходят до населения. В самих самопровозглашенных республиках не существует системы сертификации лекарств, там огромный черный рынок. В целом медуслуги население республик вынуждено получать либо на территории Украины, либо выезжая на территорию России. Естественно, ни о каком качестве невозможно вести речь. Мы, медицинский корпус, помогаем не только бойцам, но и многим местным жителям.

— Что вы как народный депутат будете делать для того, чтобы как можно скорее окончить войну?

Всем здравым парламентариям необходимо консолидироваться вокруг разработки базовой концепции мирного процесса и обеспечения безопасности Украины. Ее на сегодня нет. В первую очередь, необходимо провести широкие консультации и выработать концепцию достижения мира в соответствии с мировым опытом. Также необходимо попытаться ускорить введение международных (не российских)  миротворческих сил в зону конфликта. Это сразу предаст ему новый статус. Как депутат я буду выступать за то, чтобы усилить украинское влияние на Донбасс. В этом вопросе ключевым является помощь переселенцам, которые должны наконец почувствовать заботу и помощь украинского государства. Возвращение Украиной оккупированных территорий возможно лишь в том случае, если большинство населения Украины будет верить и ждать этого Возвращения. Основные усилия нужно приложить к популяризации идеи единой Украины. Также необходимым является привлечение более масштабной иностранной помощью для Донбасса, в том числе «Врачей без границ» и других международных организаций. Эта деятельность должна быть многократно расширена.

Партнерский материал

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: