Информатор Деньги

Днепр

Борис Филатов о команде президента, переименовании области, зарплатах в Днепре и соцсетях

На днях, мэр Днепра Борис Филатов был гостем программы PERSONA на телеканале ATR. О том, что городской голова думает про команду президента, какие зарплаты должны быть в нашем городе, о своем фейсбуке и почему Днепр — лучший город Украины, читайте в Информатор Деньги.

Приводим прямую речь градоначальника.

Почему Днепр — самый лучший город Украины

«Мне часто задают такие вопросы. Но я не люблю отвечать на такое: «назовите 5 достопримечательностей вашего города, или свои самые большие успехи. Или свои самые большие поражения.

Почему Днепр самый лучший город? Это все равно, что спросить у ребенка: «Кого ты больше любишь — папу или маму?» Днепр — это моя любовь»

Может ли решать вопросы по телефону

«Ремонт в своем рабочем кабинете сделал один раз за почти четыре года каденции на посту городского головы. Сначала сидел в этом же кабинете, но ремонта не было. Считал, что нецелесообразно делать ремонт сразу, когда в городе столько проблем. Когда мэр в первую очередь думает о своем кабинете, это — неправильно.

Теперь по правительству. Да, я могу взять трубку и дозвониться до любого министра или руководителя парламентских фракций без проблем. Этому есть целый ряд причин. Во-первых, я знаком с очень многими еще с 2014 года, когда не было толком ни правительства, ни президента. Помним, как проходила «русская весна», когда везде обвалилась власть после Майдана в стране и когда была группа товарищей, которые удержали власть в стране и вообще полностью страну от дезинтеграции в тот момент.

Я, если честно, не очень люблю вспоминать те времена. Поэтому давайте лучше говорить о будущем, а не о прошлом. Плюс есть какие-то личные, горизонтальные отношения, возникшие в процессе работы. А самое главное, думаю, реагируют не столько на меня, сколько на город. Город — очень сложный, специфический, но этот город — форпост Украины, форпост ее независимости. Поэтому очень сложно игнорировать просьбы такой территориальной громады. Хотя часто кивают, обещают помочь, но вопрос не сдвигается с мертвой точки.

Боятся ли меня? Если говорить о людях, власть придержащих, то скорее не боятся, а не хотят связываться. Они знают мою публичность, знают, что могу написать что-то в фейсбуке. Но я не придаю особого значения соцсетям, поскольку жизнь — не в соцсетях, она на улицах, в трамваях, троллейбусах, во дворах, на заводах, в больницах, в школах. Но когда у тебя почти 250 тысяч подписчиков, то твое слово может очень быстро отозваться. Я не хотел бы называть себя скандальным, такой громкий, шумный, скорее всего. Поэтому не хотят связываться, стараются реагировать. У меня был свой путь. Пришел-то я из оппозиции, и фактически знают, что могу жечь глаголом. Мне так, кажется, надеюсь так о себе думать».

Поменяется ли при новом Президенте отношение к самоуправлению

«Это — пока большая загадка и большая боль для меня. С одной стороны, понимаю, что процесс децентрализации исторический. Его уже невозможно повернуть вспять, но, с другой стороны, его можно приостановить или не ставить в приоритеты.

Когда ежедневно занимаешься линейной работой, очень много есть задач, и главное — выбрать приоритеты. Какие приоритеты у новой власти, я пока не понимаю. Хотя, наверное, это — вопросы войны, оккупации Донбасса, Крыма, внешнеполитические вопросы. Ими надо заниматься в первую очередь. Но страна сильна громадами. И если новые лица, пришедшие к власти, начнут забывать о местном самоуправлении, это им вернется потерей рейтингов.

С региональными элитами нужно уметь находить общий язык. У нас очень сложная и разная страна, в которой есть разные точки зрения на историю, декоммунизацию, разные подходы к развитию регионов. Если на это не обращать внимание, то будет плохо. Я общаюсь со многими, кто сейчас находится в Администрации Президента. Не собираюсь вешать ярлыки на людей, они все разные, и у каждого есть своя история, свое видение процесса. Уже рассказывал вашим коллегам, что нынешнего руководителя Администрации президента Андрея Богдана знаю с 2004 года. У нас с ним сложные личные отношения, но мне больно читать, когда его обвиняют чуть ли не сепаратизме. Глупости, поскольку помню, как Андрей в 2014 году помогал армии и потратил много личных своих денег на волонтерскую помощь.

Я не верю в какие-то апокалиптические сценарии, которые сегодня истерично накачиваются определенного рода людьми. Не верю, что это у них какая-то согласованна политика, поскольку все сегодня живем в эпоху психоэмоционального взрыва. Очень многие результаты последних выборов восприняли уж очень болезненно. Но уж точно не вижу в провластной команде людей, готовых сдавать национальные интересы. Надо чтобы такие страсти улеглись и просто дать людям поработать. Пусть пока реальных дел от них не видно, но ведь и времени прошло слишком мало для того, чтобы давать им уничижительные оценки».

В чем нужно углублять реформу децентрализации

«Реформа децентрализации в большей мере финансовая. У нас выросли бюджеты территориальных громад, но они выросли исключительно из-за того, что нам позволили перераспределять доходы в свою пользу. Но каждый год перед принятием государственного бюджета местное самоуправление выясняет отношения с Минфином, а в условиях недофинансирования гуманитарной сферы, здравоохранения, мы все время пытаемся как-то выкручиваться.

Нам говорят — ваши бюджеты выросли в 5 раз. Смотрите, когда в городе бюджет развития был 300 миллионов гривен, доллар был по 5. Сегодня у нас бюджет развития 2,7 миллиарда. Но только доллар по 28. Плюс постоянный рост минимальной зарплаты, цен на все. Нельзя сказать, что-то на то и вышло, но реально не разгуляешься. Другое дело, что сейчас в местном самоуправлении появилось достаточно много креативных и системных сити-менеджеров, которые более рационально используют выделяемые им ресурсы. Страна меняется, но на низовом уровне она меняется быстрее всего.

Но особо радоваться нечему. Реформа децентрализации нуждается не в углублении, а в перераспределении полномочий между центральной и местной властями. Мы не хотим быть зависимы от настроения министра финансов: сегодня дали денег, завтра — нет. Полномочия местного самоуправления надо закрепить специальным законом, чтобы было понятно, где наша зона ответственности, а где — нет. Перед принятием бюджета на этот год лоббисты от «Укрзалізниці» протащили маленькую поправочку, из-за которой из нашего бюджета вылетело 150 миллионов гривен. Узнали мы об этом уже по факту. Скажите, «Укрзалізниця» настолько бедная организация, чтобы грабить территориальные громады?

Укрзалізниця протянула в бюджет 2019 года поправку, которая ограбила бюджет Днепра на 150 млн грн

А еще надо ввести администрирование местных налогов, заняться созданием муниципальной полиции общественного порядка, которая подчиняется местному самоуправлению. Вопросы, связанные с торговлей алкоголем, лицензированием игрового бизнеса, экологического контроля.

Не нужно придумывать ничего нового, все это существует в США, Италии, Польше. Но люди считают, что у нас за все отвечают 3 человека — мэр, губернатор и президент. Я это уже очень хорошо понял. Но я могу влиять на процессы в городе ремонтами, закупкой коммунальной техники, троллейбусов. По большому счету у меня, кроме ГАСКа и инспекции по труду, которую через суд лишили полномочий, нет никакого инструментария. Иными словами: люди хотят жить нормально, чтобы в городе был элементарный порядок, но у мэрии для этого нет никаких инструментов. Если полиция игнорирует свои обязанности, я их заставить это делать не могу, могу только пригрозить, город перестанет давать субвенции на тот же бензин. А это — неправильно».

Проблема кадров — одна из самых болезненных

«Шучу, что директоров коммунальных предприятий скоро придется набирать с улицы. Проблема с людьми — одна из самых болезненных проблем.

Во-первых, мы в самоуправлении не можем платить достойные зарплаты. Чтобы с человека серьезно спрашивать, он должен получать хотя бы 1000 долларов. Мы подняли зарплаты чиновникам и коммунальщикам, и это дало определенный эффект. В противном случае они бы просто собрали чемоданы и поехали в Польшу. Для того, чтобы люди работали дома, им надо хорошо платить. Это — закон.

Когда я смотрю на то, что происходит в высших эшелонах власти, то не понимаю, что они там делят, выясняя отношения. А ведь есть трудовая миграция, отрицательная демография, перекос рынка труда. Система ПТУ была полностью убита, невозможно найти нормальных людей рабочих профессий, нет инженеров, но при этом в таком количестве менеджеров, юристов и финансистов страна не нуждается, она нуждается в рабочих руках. Еще мы держимся за счет внутренних переселенцев. Их у нас официально 75 тысяч, а неофициально — где-то 150 тысяч. Это — люди, которые настроены проукраински, влившие свежую кровь в город. Но если бы не было процессов внутренней трудовой миграции из райцентров и сел, то не знаю, что было делать. Крупные заводы уже делают заказы в ПТУ, создают свои базы обучения, дают полный социальный пакет».

О переименовании области

«Я не против переименовании Днепропетровской области вообще, а против ее переименования в Сичеславскую. Считаю, что раз есть Днепр, должна быть Днепровская область. Не надо было ломать через колено депутатский корпус, людей. Есть очевидные вещи, лежащие на поверхности. Зачем, как говорил Аристотель, плодить сущности без необходимости».

Борис Филатов считает, что лучшее название для нашей области — Днепровская, а не Сичеславская, которую лоббируют в Верховной Раде

Днепр — сложный город разных связей

«На последних местных выборах 64 депутата горсовета разделились ровно пополам. Это — как Украина в миниатюре. У нас получилось 32 депутата демократического лагеря и 32 — «бело-голубого». И точно также город поделился везде.

Моя задача была, когда я стал мэром, консолидировать город. Если бы в тот момент я, как меня многие уговаривали не предавать интересы своих избирателей, «полез на баррикаду», толку бы не было. Меня избрали мэром для того, чтобы в городе было тепло, сухо и мухи не летали. А не для того, чтобы тут были митинги, все ходили с флагами.

В этом городе очень сложные связи, очень много разных групп. В Днепре говорят, что мы решительней донецких и хитрее одесситов. У нас крупные национальные общины. Например, азербайджанцев живет более 30 тысяч человек, о серьезности еврейской общины вообще не говорю. Здесь очень просто наломать дров.

Чтобы этого не произошло, нужно для себя определить красные линии, за которые никогда не переступишь. Особенно там, где вопросы национального суверенитета, вопросы повышенного риска. А в остальном надо идти на компромиссы. Вот у Шекспира «Ромео и Джульетта» не столько про любовь, сколько о том, что два городских клана — Монтекки и Копулетти перегрызлись настолько, что положили на алтарь своих амбиций собственных детей. Моя задача — не допустить такого, а всех выслушивать. Идти навстречу, чтобы в городе были порядок, тишина и спокойствие.

В Киев каждый день ломают какие-то заборы, активисты устраивают скандалы, пресса их раздувает, адвокаты бегают по судам из-за застройки зеленых зон. Бывают и у нас эксцессы. Но я собрал всех застройщиков в присутствии активистов и сказал договариваться друг с другом. В итоге, этажность застройки соблюдается, в зеленые зоны никто не лезет, а кто нарушает правила, тому не присваивается адрес. И все».

Почему в Днепр плохо идут инвесторы

«Во-первых, в отличие от губернаторов штатов в Америке, я льгот по налогообложению дать инвесторам не могу. Во-вторых, у нас есть еще с советских времен знаменитый недострой — гостиница «Парус». Компания, купившая его в 2006 году, пыталась продать его обратно городу. Я отказался это делать, поскольку меня тут же бы арестовали. В-третьих, есть такая проблема — коллективная бессознательность. Когда я предложил передать экологический контроль территориальным громадам, потому что только мы можем выбирать баланс между загрязнением окружающей среди и сохранением рабочих мест и инфраструктуры, сразу в интернете пошли сообщения, что Филатов хочет создать коррупционную кормушку. Потому что в каждом министерстве и ведомстве есть люди, которые такие полномочия отдавать никому не хотят.

Дальше: ничего не могу сделать с нелегальным игровым бизнесом, кроме того, что периодически срезаю их вывески. Почему? Потому, что все они сидят в частных помещениях, куда мы зайти не имеем права. Урегулируйте этот рынок и дайте право территориальным громадам определять, запускать игровой бизнес в город или нет. Тогда я выйду на сессию горсовета и общественные слушания и скажу, давайте определять пускать его в город или нет, а если пускать, то сколько и в какие места.

Но иногда мне кажется, что я кричу в пустоту. Я хожу, прошу, ответов не получаю. Опять же, когда в стране происходит постоянная смена власти, разговаривать не с кем. Вот сейчас я в новой команде знаю много людей, но им пока бессмысленно звонить, потому что у них выборы, коалициада, премьериада, и закончится все это через полгода, в лучшем случае».

Пойдет ли Филатов на вторую каденцию

«Естественно, баллотироваться я буду, поскольку хочу закончить вопросы, которые сдвинул с мертвой точки. Например, хочу, чтобы при мне поехало метро, которое стояло 20 лет до меня. В России заглушили метро в Омске — городе с таким же населением, как Днепр. А мы, в условиях войны и оккупации, достраиваем его, потому что должны это сделать. Есть возможность потом по верху дойти до Южного вокзала и закольцевать всю транспортную схему города.

Но о президентстве даже и не думаю, потому что понимаю, насколько это более серьезное и ответственное дело. Да и опыта мэра у меня не много, работаю я всего с конца 2015 года, но есть образование и кругозор. Я — человек, который пытается вникать в проблемы общегородские и глобальные. Кернес и Труханов меня в партию мэров звали, я отказался. Я никогда не подвергаю критике коллег и не принимаю участия в общих срачах. За них обоих голосовали люди. Но нельзя объединить не объединяемое. Те были на Антимайдане, я — на Майдане. И если мы окажемся в одной партии, люди просто не поймут».

О фейсбуке и своей странице

«Соцсети позволили сократить расстояние до власти на клик мобильного телефона. Многие даже не понимают, что они пишут ахинею. Когда в 2016 году мы основывали фестиваль «Днепровский блогер», Боже, сколько было воплей в Интернете, что Филатов подкупает свободных блогеров. Было устроено такое, что просто кошмар. Мы не могли объяснить людям, что это — не идея Филатова, а идея Гендина и компании. А сам Филатов присутствует на фестивале в роли рядового блогера, на что имею право. Прошло 3 года, вот-вот состоится третий фестиваль, и никаких криков. Но никто из тех, кто проклинал и рассказывал о филатовском подкупе блогеров, не извинился ни передо мной, ни перед организаторами».

Об отношениях с крымскими татарами

«Очередная байка: Филатов — крестный отец в одной крымско-татарской семье. Там крестных отцов быть не может по определению. А дело было так. В 2014 году, когда мы создавали добровольческие батальоны, на меня вышли девушки из штаба Национальной защиты и сказали, что есть семья крымских татар, которые вынужденно уехали из Крыма, поскольку ее глава принимал участи в сопротивлении российской оккупации. Они сказали, что очень уважают меня и просят быть посаженным отцом, поскольку вот-вот там должно быть прибавление.

Я с благодарностью принял предложение, и эта семья вошла в мою жизнь. Потом они, как многодетная семья получили квартиру, а глава — участник АТО. Так что тут все было по закону. Сегодня Зарема работает у меня секретарем в первой приемной — последнем бастионе перед дверью мэра. Я доволен ее работой, она — очень хороший, правильный и спокойный человек.

Постоянно общаемся с Мустафой Джемилевым, Руфатом Чубаровым, Ахтемом Чийгозом достаточно плотно. Встречаемся с ними в Днепре и Киеве. Есть большой общий проект: реконструкция в мечеть бывшей спортивной школы. Уже понятна дорожная карта, идет, правда, процесс не быстро. Но в кресле мэра понял, что это — не бизнес, тут от задумки до реализации в самом лучшем случае проходит год. Связано это с решением кучи вопросов документального оформления, бюджетирования и так далее.

При этом надо было, чтобы остались довольны мусульмане Днепра, крымские татары и родители детей, которых перевели тренироваться в другое место. Мусульмане боролись за здание этой мечети при всех властях, режимах и мэрах. И только я этот вопрос сдвинул с мертвой точки.

К идее создания Крымско-татарской автономии в составе Украины отношусь положительно. Обратиться к крымским татарам, оставшимся в Крыму мне сложно, потому что понимаю меру своей ответственности, что не смогу найти нужных слов. Но прошу их поверить, что мы помним о них, думаем о них, и надеемся снова быть вместе. С исторической точки зрения, то рано или поздно все империи умирают. Это — исторически закономерный процесс. Его можно попытаться затормозить, но итог неизбежен. Когда-то Пророк сказал, что не нужно жаловаться на время, потому что Аллах — само время. Пройдет время, Крым вернутся в Украину, и в Крыму будет крымско-татарская автономия».

Расшифровка Алексея Логинова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: