Днепр

Борис Филатов о том, почему Порошенко проиграл выборы и может ли Владимир Зеленский повторить его судьбу

В большом интервью, которое городской голова Днепра Борис Филатов дал изданию Цензор.Нет, речь шла конечно же о Днепре, о природе власти, доверии людей, об ошибках и достижениях Петра Порошенко и надеждах региональных элит.

То, что сейчас происходит, считает Борис Филатов, вызывает опасения – начиная от выступления Филарета, заканчивая роспуском парламента. По его мнению, именно региональные элиты – залог стабильности.

Далее приводим прямую речь мэра Днепра.

Почему Порошенко проиграл выборы 

«Я думаю, это сложный социальный феномен, который еще предстоит изучить. Я поддерживал не лично Петра Алексеевича, а его реформу децентрализации, его усилия, направленные на поддержку региональных элит. Мое знаменитое выступление на форуме, как говорили, «порохоботов», где я выступал с программными вещами, было обращено к региональным элитам. Я хотел, чтобы меня услышали, не как меня лично, а как регионального лидера, который представляет голос местного самоуправления, вопросы, связанные с принятием муниципального кодекса, распределением полномочий. То, что касается политики, которую вел Петр Алексеевич в части децентрализации, я считаю, это одна из самых успешных реформ, которые у нас прошли в стране. И дай Бог, чтобы сейчас мы не растеряли те позитивные наработки. Почему люди это все не оценили?

Политтехнологи Петра Порошенко думали, что так называемый вип-агитатор может убедить людей, но рейтинги не переходят. Петр Алексеевич натянул на себя столько негатива, антирейтинг был настолько большой, что нам не удавалось добавить ему рейтинга. Наверное, мы могли чуть-чуть отминусовать его антирейтинг, но преодолеть эту пропасть было невозможно.

Но если вспоминать начало предвыборной кампании – ходили разговоры, что он не войдет во второй тур, кончит полным фиаско. Я не знаю, какая у него будет дальнейшая политическая судьба, но он показал хороший результат. Я не люблю пафосные вещи, но, наверное, он уже вошел в историю. Может быть, вляпался, но то что вошел – это точно. Например, с томосом. Это те вещи, которые будут помнить через десятилетия. Забудут грязь, забудут кампанию, которую они вели достаточно грязную против Владимира Александровича, забудут намеренную поляризацию электората. Эти вещи потом отпадут как шелуха. А базовые вещи останутся.

Три главные причины, по которым проиграл Порошенко? Первая – отсутствие коммуникации с обществом. В определенный момент он утратил ощущение реальности, ему казалось, что с помощью контролируемых «порохоботов» или манипуляций в фейсбуке… мы то все знаем, что он читал фейсбук с 3 до 5 каждый день… Ты живешь в этом синем пузыре и тебе кажется, что там жизнь. А жизнь на улице, это то, о чем говорят на кухне, в троллейбусах, маршрутных такси. Поэтому первое – отрыв от реальности.

Вторая причина – произошел такой слом в мозгах, ему перестали верить. Он говорил правильные вещи, говорил хорошо – он прекрасный оратор. Но ему перестали верить. Третья причина – системные крупные ошибки по всем направлениям – в первую очередь в кадровой политике. Тебе говорят, что Иванов, Петров, Сидоров тебя дискредитируют, а ты делаешь вид, что не замечаешь – мол, само рассосется».

По мнению Бориса Филатова, одной из причин поражения Петра Порошенко на выборах стало отсутствие коммуникации с обществом

Как измерить эффективность нового президента

«Любого политика или государственного деятеля я буду оценивать через призму своего жизненного пути и через город, которым я руковожу. У нас очень сложный город и область. У нас есть Западный Донбасс, который голосует как Донбасс. У нас есть районы, которые примыкают к Кировоградской области и там своя история. У нас область как Украина в миниатюре. В городе я выстраивал работу так – выстраивал себе красные линии, где я буду бескомпромиссным, а есть вопросы, где нужно идти на компромисс.

У нас такая страна, что тут не будет личной власти кого бы то ни было. И если есть такие иллюзии…я не говорю за Владимира Александровича, я говорю за любого политика, особенно если он приходит на волне доверия. Но в один момент придет понимание, что у нас настолько сложная страна, в ней все равно нужно договариваться, причем со всеми. Я не говорю об олигархическом консенсусе или договорняках, я говорю о компромиссе. В этой стране может победить только коллективный разум. Мы же помним хорошо 14-й год. Власти не было вообще, она лежала на земле. Но как-то все собрались и выстояли.

Для меня особенно важно, чтобы продолжалась политика децентрализации, и чтобы она не подверглась ревизии. Она и так была больше финансовой. Этакая оптическая иллюзия. Да у нас появилось больше денег, но при этом все забыли, что при тех бюджетах доллар был по пять, а при наших миллиардных – доллар по 28. И все нужно пересчитывать. И одновременно нам не дали полномочий, за редким исключением, типа ГАСКа. А нужно полномочия институционально оформить. А не так – сегодня с правительством хорошие отношения – они дают деньги. Завтра плохое – они обрезают».

О ссоре с Коломойским и Богданом

«Коломойский сказал, что я хам и я заочно ему нахамил. На самом деле и это не секрет, мы не общаемся, но я желаю ему только хорошего. Я думаю, что для Игоря Валерьевича, с учетом, что у него сейчас вся страна – я неинтересный персонаж. Ему сейчас есть чем заниматься. Причины расставания я не хочу обсуждать, потому что это была как бы семейная ссора. Мы давно, 15 лет то ссорились, то мирились. Точно так же мы поссорились с Андреем Богданом, но я не скажу против него плохого слова, потому что это мой товарищ, я его знаю не с 14 года, а, наверное, с 2004. Виноват в этом отчасти Петр Алексеевич. Мы же помним закон Богдана, когда его не пускали в Верховную Раду. Он был депутатом от БПП, и Петр Алексеевич его убрал специальным законом. Потом Андрей позволял себе не самые корректные высказывания в соцсетях, когда я уже был публичный политик. Но я ему плохого не желаю. Мне неприятно читать, что о нем пишут, что он чуть ли не сепаратист. Но это бред сивой кобылы. Я прекрасно знаю, как он не вылазил с фронта в 2014 году и туда таскал все что только мог. Начиная от бронированных машин и заканчивая приборами ночного видения. Это мой товарищ. Но это не моя семья. Моя семья – это моя жена и моя дочь, еще Корбан – это моя семья. А Игоря Валерьевича и Андрея я не хочу записывать в мою семью, хоть и ссора у нас была семейная. У них своя семья».

«Я прекрасно знаю, как он не вылазил с фронта в 2014 году и туда таскал все что только мог. Начиная от бронированных машин и заканчивая приборами ночного видения. Это мой товарищ» — Борис Филатов про нового главу администрации президента, Андрея Богдана

О Геннадии Корбане, который готовит горожанам сюрприз

«Я всегда говорил и Петру Алексеевичу в том числе, что в этой стране, если мы говорим о хай кволити менеджерах и о людях, которые могут тяжело, системно, креативно и правильно работать, таких всего 10 человек и, думаю, что Гена входит в топ-5. Почему Петру Алексеевичу не хватило мудрости, вместо того чтобы всю эту историю с посадками конвертировать наоборот в какой-то продуктивный результат, я не знаю. Геннадий Олегович — это один из самых уважаемых людей в городе. который реально работает на благо территориальной громады, это человек, который горит душой, и он реально профессионал. Все эти истории о Захе Хадид, это же он реально слепил, по проекту ее бюро разрабатываются входные группы в метрополитен. У меня за счет линейной работы не хватает времени для визии. А у него есть визия. Раскрою секрет, он сейчас разрабатывает проект обустройства островов на Днепре. У нас есть остров Зеленый, куда еще во времена советской власти трудящиеся ездили отдыхать. Там был ресторан, рекреационная зона. И он втайне от меня это разрабатывает, чтобы сделать мне и городу сюрприз.

У Нельсона Манделы я прочитал одну очень интересную фразу. Он вышел из тюрьмы и сказал – я могу простить, но никогда не смогу забыть. Я никогда не смогу забыть, как вся моя семья спала в одежде в ожидании обысков, как у Корбана резали двери (мы живем с ним через стену), как спецназ заезжал домой на бронетранспортерах и с пулеметами. Я смог это простить — смог ли это простить Гена, я не знаю. А вся эта история – адская, иррациональная смесь безумия, амбиций и недопонимания. Я считаю, что в такого рода конфликтах за последствия всегда отвечает сильный. Поскольку Петр Алексеевич был значительно сильнее, основная доля моральной ответственности лежит на нем. Я не забыл, но простил. У меня очень простая логика — мне тяжело жить ненавистью. У меня было столько проблем во время моей каденции, начиная от политической эмиграции, когда во времена Януковича нас обвинили в том, что мы хотим захватить власть и создали террористическую организацию. Как у нас находили взрывчатку в офисах и дома. Потом как я вернулся после эмиграции сразу в кресло заместителя губернатора. Потом война…выборы, как надо мной издевались наши многочисленные товарищи, которые мечтали стать мэром. А Корбан сидит в тюрьме, и они думают – да сейчас мы его сломаем через колено. Если бы я жил ненавистью все время, я бы просто выгорел изнутри. Потому что невозможно воевать постоянно».

По мнению Бориса Филатова, Геннадий Корбан входит в топ-5 лучших менеджеров Украины

Шашечки или ехать

«Ныне избранный глава государства не нуждается в моих советах. Но я скажу так: в один момент для любого лидера – будь то глава государства или территориальной громады – рано или поздно люди с тебя спросят не за то, был ли ты принципиальным, а за то, смог ли ты решить поставленную задачу.

Я же тоже воевал со своей «верховной радой» — горсоветом. Они мне хотели объявить импичмент, я их гонял, у нас минировали здание, бегали взрывотехники, рубили кабели, город сидел 8 месяцев без бюджета. Я бы мог продолжать и дальше воевать, в принципе, я их победил. Но в один момент я поймал себя на мысли, что люди меня спросят: мы тебя зачем выбирали? Чтобы ты постоянно скандалил, гонялся с депутатами, писал на них гадости, а они тебя проклинали? Вы как-то идите и работайте. И если бы я пошел по пути Петра Алексеевича или любого другого политика за счет поляризации электората, бил бы в бубны, говорил, что вот я пришел, такой молодец, волонтер, спаситель от Новороссии. А потом я понял, что надо как-то градус понижать. Потому что пока мы воюем, работы нет.

За назначение бывшего руководителя «Беркута» начальником муниципального охранного предприятия меня называли Борисом Альберкутовичем, писали какие-то проклятия. На самом деле город или любая большая система гораздо важнее наших скудных представлений о чести, о принципиальности, о гордости.

Для Владимира Зеленского я желаю только хорошего и только успехов. Не потому, что он новый президент с высоким рейтингом, а потому что его успех – это успех страны, и успех вверенного мне территориальной громадой города. Я бы был полным негодяем и ничтожеством, если бы я сидел, потирал в ладоши оттого, что Зеленский что-то неправильно сделал и у него куча проблем или говорил: «А я же говорил, вы посмотрите, он такой-сякой, на самом деле он все провалил»…Потому что эта наша местечковая манера хихикать и радоваться чужим неуспехам. Есть такой интернет-мем – крупными буквами – «Мы верим в тебя», а мелкими – «но в тайне надеемся, что ты обосрешься». Этого не надо делать, поэтому Владимиру Зеленскому я желаю только успехов, потому что его успех – это успех моей страны и мой успех в том числе».

О конфликте с владыкой Симеоном

«Он мне не владыка, он Олег Анатольевич Зинкевич, местный руководитель одной из епархий Православной церкви Украины. Я подал на него в суд. На самом деле, в чем конфликт, — это загадка для всех, кроме него. Он вылез и на официальном сайте епархии заявил, что я против томоса, а может даже против армии, мовы и государственности. Когда к нему пришли мои адвокаты и попросили объяснить, что он имел ввиду, он отказался с ними разговаривать. Поэтому я пошел в суд и пусть он покажет, где я это говорил и предоставит хоть одно доказательство.

Я буквально на днях встречался с Епифанием – и это не позиция православной церкви. Олег Анатольевич Зинкевич почему-то решил отождествить себя с церковью. На самом деле церковь – это корабль небесный. Она вне времени, вне истории. Она создана, чтобы спасать наши души.

Олег Анатольевич является клиром, нанятым менеджером, который должен окормлять паству. Ведь и я не власть, я Борис Альбертович Филатов, маленький такой мэр, сити-менеджер, который дай бог пойдет на второй срок, а дальше пойдет на пенсию. Поэтому я не очень люблю, когда на голову надевают корону. Надо оставаться человеком и еще отвечать за свои слова. И мы вообще-то живем в светском государстве. Мне что Олег Анатольевич, что владыка Ириней, что уважаемый раввин Шмуэль Каминецкий, что другие лидеры конфессий – они все для меня одинаковые – любимые и родные. Поэтому если Олег Анатольевич думает, что он будет вмешиваться в муниципальные процессы, давать ненужные советы или думать о том, что он в этом городе командует, пусть снимает с себя рясу, баллотируется в мэры и тогда мы с ним сразимся на выборах».

Достижение мэра Днепра, которым можно гордиться

«Мне удалось поменять парадигму мышления людей. Своей публичностью, своей открытостью, может даже матом в соцсетях. Люди увидели, что власть другая. Тех, кто были, я назвал говяжьи морды или люди с каменными лицами. У нас много ошибок, много провалов, нас очень много критикуют. Но люди видят, что мы живые, что мы болеем за город, что мы им занимаемся каждый день. Да, у нас есть серьезные недочеты, но никто не может сказать, что мы этот город не любим и мы за него не боремся. Вот эта парадигма, она очень важна, когда ты как лидер территориальной громады, ты можешь людям менять мозги.

Я собираю полицейских и понимаю, что каждый третий имеет отношение к крышеванию игрового бизнеса, или к приему металла, или еще какой-то гадости. Я им говорю – это наш город, здесь мы живем, наши дети здесь живут, здесь наши родители похоронены. Придите в себя, у нас не может город заканчиваться на границе собственной квартиры. Не Порошенко и не Зеленский ссут у нас в подъездах, а это мы, жители нашего города. И люди начинают меня слышать. Мне кажется, что люди верят мне и идут за мной, иногда с оглядкой.

Что не получилось? То же самое. У меня не получилось до сих пор поменять эту парадигму».

Какую партию поддержит на выборах

«На выборах я буду поддерживать ту партию, которая выйдет и абсолютно точно даст повестку дня на поддержку местного самоуправления. Они получат мой голос, мою репутацию, мой авторитет и мою помощь. Главное, чтобы аплодисменты, переходящие в бурные овации, превращались в реальные дела. В чем еще проблема была Петра Алексеевича? Он говорил многие правильные, хорошие вещи и очень убедительно. Только дела не было. Между делами и разговорами была достаточно большая пропасть. Я бы Владимиру Александровичу пожелал, чтобы он не попал в ту же самую вилку.

Благие намерения, хорошие слова – это все хорошо, но только люди будут нас судить по делам. И не только люди – об этом написано в Святом писании».

Екатерина Иваниченко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: