Украина

В Украине зарегистрировали петицию с требованием разрешить каннабис в медицинских целях

30 января, на пресс-конференции в Украинском кризисном медиа-центре «Останови мою боль», в которой приняли участие представители Национального медуниверситета, адвокатуры и матери больных детей, которые подали петицию в Верховную Раду. Впервые пациентские организации, медики, ветераны АТО объединили свои усилия для того, чтобы потребовать у властей Украины урегулировать вопрос о применении каннабиса в медицинских целях.

«Этот вопрос уже давно урегулирован в ряде стран Евросоюза, США, Канаде, ряде других стран. Но, к сожалению, в Украине его запрещено на нынешний момент использовать не то, что в медицинских целях, но и производить любые исследования любых его производных. В то же время в стране есть около 2 миллионов пациентов, которым просто необходимо использование медицинского каннабиса для лечения, законодательно это запрещено», — рассказал ведущий пресс-конференции адвокат и представитель ОО «Украинская ассоциация медицинского каннабиса» Геннадий Шабас.

Геннадий Шабас

Без разрешения таких препаратов люди обречены на гибель

По словам Ольги Ткаченко, матери ребенка с синдромом Леннокса Гасто (сложная форма эпилепсии) проблема заключается в том, что у ее дочери Даши часто случаются неконтролируемые припадки эпилепсии.

«У нее, кроме отставания в развитии, есть еще и стойкая невосприимчивость к традиционным препаратам для лечения эпилепсии. Приступы у нее начались еще в 3-месячном возрасте и случаются до 10-15 раз в сутки. И так длится уже 6,5 лет.

Мы принимаем два противоэпелиптических препарата, но они не блокируют приступы на 100%, мы лечились гормональными средствами, но и они результата не дали. В 3 года Даша перенесла операцию на головном мозге, но и ее эффективность была низкой. Чем дальше, тем приступы становятся все более тяжелыми.

В итоге в своем возрасте девочка не ходит, самостоятельно не может долго сидеть, не жует, ест только измельченную пищу. Не говорит и не понимает значения слов, то есть, нормального контакта с ней практически нет.

Мы бы хотели заниматься с ней реабилитацией, но для этого нужна дополнительная стимуляция мозга, что влечет за собой увеличение приступов — получается замкнутый круг. Врачи говорят о том, что они сделали уже все возможное от них. Но полгода назад мы узнали о медицинском каннабисе, которым давно и успешно лечат именно такую форму эпилепсии, как у моей Даши. У нас появилась надежда вылечить дочь, но тут оказалось, что в Украине каннабис под запретом даже для лечения больных. Мы могли бы купить эти препараты за границей, в той же Польше, но ввезти их в Украину невозможно, поскольку они считаются наркотиком. Но с другой стороны такой запрет нарушает конституционные права моего ребенка на жизнь и доступную медицинскую помощь. И нам остается или ждать, когда в Украине разрешать использование медицинского каннабиса и препаратов на его основе для лечения больных, или эмигрировать в страну, где такое лечение возможно, поэтому я призываю всех поддержать нашу петицию о разрешении использования каннабиноидов в лечебных и научных целях», — рассказала Ольга Ткаченко.

Одного ребенка спасти уже не удалось

О своей трагичной истории рассказала и представитель пациентской организации Екатерина Бибко.

«Недавно я потеряла ребенка, страдавшего похожей тяжелой формой эпилепсии. Мы перепробовали все, что было возможно в стране. Ребенок принимал различные препараты, диеты, но сына спасти не удалось, поскольку не было доступа к необходимого ему препарата. Я поддерживаю сегодня всех матерей, которые еще надеются спасти своих больных детей и призывают депутатов Верховной Рады вспомнить, что каждый ребенок имеет право на жизнь и дать больным детям такой шанс», — сказала Екатерина Бибко.

Такие лекарства помогли бы справиться и с посттравматическим синдромом военных

Как подчеркнул в своем выступлении ветеран АТО, медик десантно-штурмовых войск ВСУ, ассистент кафедры ортопедической стоматологии Национального медицинского университета имени А. А. Богомольца Святослав Прохоров, во всем мире посттравматический синдром участников боевых действий признан заболеванием, требующим эффективного лечения.

«Пока у нас, к сожалению, очень мало статистики по этой болезни среди наших воинов. Но в США после Вьетнамской войны, в которой погибло 58 тысяч американских военнослужащих, за 10 лет еще 60 тысяч таких участников войны покончило жизнь самоубийством, 90% семей таких людей распалось, количество же таких солдат, ставших алкоголиками и наркоманами, вообще не подлежит никакому учету. И этой стране потребовалось 30 лет на то, чтобы серьезно заняться лечением посттравматического синдрома военнослужащих. На сегодняшний день в Канаде лечение посттравматического синдрома каннабисом это официальная методика. Есть врачи, которые назначают лекарства, и они готовы поделиться своим опытом с нашими врачами. Тоже самое делают и в Израиле – там лекарства из конопли считаются одними из самых эффективных. В Украине около 340 тысяч участников боевых действий и около 80% из них могут иметь посттравматический синдром. Больше 1 тыс. участников АТО покончили жизнь самоубийством. Проблема есть, нам надо сберечь психику и жизнь тех, кто отдал свое здоровье для защиты страны. Поэтому я прошу поддержите петицию», — рассказал Святослав Прохоров.

Дмитрий Шерембей

Дмитрий Шерембей, представитель пациентской организации ГО «100% життя» добавил, что кроме военных, помощь нужна и пациентам хосписов:

«В хосписных палатах не знают, как остановить крик и мучения людей. И у доктора нет ничего чтобы реально помочь. Родственники вынуждены идти на преступления, идти на «черный рынок», идти к наркодилерам и покупать лекарства. Давайте поборемся за тех деток, которые страдают от тяжелых болезней, за всех кто находится в онкоцентрах, за их родных которые тоже страдают… Поверьте, это страшно, когда люди в онкоцентрах говорят, что готовы умереть сейчас, чтобы не терпеть боль. Представьте зубную боль, только во много раз сильнее. Умножьте ее на 24 часа, на 7 дней в неделю и на долгие месяцы. Потом представьте, что вы пришли к врачу, а он говорит вам что во всем цивилизованном мире могут вам помочь, а в Украине нет. У вас одно лекарство – «терпите».

Мне лично пришлось покупать наркотики для родного человека, который уходил из жизни. Все знали, что он умрет. Морфий не помогал. Мы отказались. Но последние 2 недели жизни, благодаря наркотикам человек жил, ел, общался как нормальный человек. Это был человеческий уход из жизни. Я не желаю, чтобы кто-то столкнулся с таким. Но от 2 до 3 миллионов человек (больные и их родные) попали в замкнутый круг невозможности помочь себе. Пусть государство не обеспечивает их лекарствами, но пусть хотя бы не мешает. Я желаю всем чиновникам кто мешает – налить в стакан кипяток, и крепко сжать его в руке. Ровно на 1 минуту. А потом представить, что такая же дикая режущая боль, но по всему телу у тех, у кого метастазы по всему телу. 24 часа в сутки. Может тогда до них что-то дойдет».

Алексей Логинов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: