Днепр

Я и костыль. Как добраться до рабочего места со сломанной ногой

Решила сделать маленький фоторепортаж  о том, каково это, когда у тебя нога в туторе, баланс — на костыле, а ты — на работе.

Не все может быть изменено (лестницы не исправить, лифт не добавить). Не все должно быть изменено: большая территория парка — это преимущество. Там только бордюры убрать. И в целом, доступность образования и работы, в условиях современного мира, может решаться также через интернет — но это не предусмотрено пока что многими вузами. На мой взгляд, доступность образования и работы должна достигаться через сочетание дружественного дизайна (отсутствие порогов, бордюров, пандусы, комфортные места для личной гигиены) и интернет доступности, когда человек физически не может вообще добраться до вуза. Речь идет об онлайн аудиториях, видеолекциях, чатах, форумах и других инструментах, позволяющих учиться и работать в период болезни студента и преподавателя.

Пока что я езжу на работу на такси

Пока что я езжу на работу на такси. Мысль о том, чтобы топать на остановку, толкаться в маршрутке, а потом переть через всю территорию университетского городка в свой самый дальний корпус на горе у черта на куличках — и все это в туторе и на костыле — меня пугает. Хотя до травмы я очень даже любила этот забег. Воспринимала это как полезную для здоровья прогулку. В парке много птичек и вкусный кофе. Было здорово. И снова будет — когда выздоровею. А пока что — доктор не велит и здравый смысл не позволяет.

Мне повезло. У меня нога хоть и не гнется, но поднимается.

Первое препятствие. Для человека в инвалидном кресле или на двух костылях — непреодолимое. Для мамы с коляской — труднопреодолимое. Мне повезло. У меня нога хоть и не гнется, но поднимается. Так что я тут прохожу. Хоть и с заминкой.

Недружественный дизайн

Второе препятствие. Хорошо, что мне не нужен пандус. Ведь тут его нет. Если кто на коляске или двух костылях смог преодолеть ворота, то здесь он точно должен понять, что учеба (или работа) — здесь его не ждут. В прошлом году, в рамках Академии прав человека для журналистов, я хотела пригласить человека-легенду — Микола Подрезан, который совершил кругосветное путешествие. Но вовремя поняла, что он не сможет попасть к нам. Дизайн не позволяет.

Когда выздоровею — снова полюблю наши длинные коридоры

До травмы я очень любила наши длинные коридоры. Когда выздоровею — снова полюблю. Они светлые, просторные. Здесь я вижу некоторых студентов даже чаще, чем на парах.
Кстати, студенты очень мило реагируют на костыль: многие говорят слова поддержки и сочувствия, желают скорейшего выздоровления, придерживают двери, спрашивают, могут ли они чем-то помочь. Люблю их.
Коллегам — отдельные слова благодарности! Их поддержка — деятельная. Если бы не они — не знаю, как бы разрулила первую неделю после травмы, когда нельзя было ходить. У них — отдельное место в моем сердце.

Теперь у меня есть чем грозить студентам за постоянную болтовню

Чтобы костыль во время пары не падал с грохотом на пол, приходится класть его на стол. Я, конечно, говорю студентам, что теперь у меня есть чем им грозить за постоянную болтовню. Но это мало помогает. Стремление болтать – непобедимо.
Ходить с обычной сумкой не очень удобно. А мой рюкзак — мужской. Тяжелый и громоздкий. Задумалась даже, а не заказать ли Деду Морозу маленький женский рюкзачек? Надо погуглить…

Спускаться тяжелее, чем подниматься

В будущем, когда люди будут учиться всю жизнь, место обучения без пандусов быстро проиграет в конкурентной гонке. Спускаться для меня даже тяжелее, чем подыматься. Когда в первый раз спускалась с тутором на правой ноге и костылем — минут пять мялась в начале лестницы, выбирая удобный способ.
Кстати, пару лет назад у нас была студентка, которая родила на четвертом курсе и иногда приходила с малышом на пары. Чтобы добраться до аудиторий на 2-3 этаже, ей требовалась помощь группы. Иначе занести коляску было просто невозможно.
В будущем, когда люди будут учиться на протяжении всей жизни, место обучения без пандусов быстро проиграет в конкурентной гонке.

Самое проблемное место

Я — живой человек. А это — место, о котором я думала больше всего, когда решала, стоит ли мне ходить на работу с костылем и в туторе. По факту — это самая проблемная часть. Если я смогла достаточно легко преодолеть ворота, ступеньки и коридоры, то вот здесь начинается ад, мат и сложные танцы с костылем.
Честно скажу — туалеты в ИМО лучше, чем в Институте журналистики или в КПИ. Или — в школе у моего младшего сына (там типичный школьный треш). У нас очень хорошие уборщицы, которые постоянно их моют, чистят, проветривают.
И до травмы я меньше всего переживала об этом месте. Хотя, после лекции об универсальном дизайне и понимала, что это вторая причина, по которой я не смогу пригласить на встречу со студентами человека на инвалидной коляске.

Таксисты помогают преодолеть трудности

Поездка домой — тоже на такси. Потому что до прямого транспорта — примерно полтора километра по пересеченной местности.
Таксисты, кстати, очень адекватно реагируют на костыль и всячески стараются подвезти поближе к подъезду, стать так, чтобы мне было удобно выползти, отодвигают (чаще — без моей просьбы) переднее сидение вперед. Традиционно пользуюсь Уклоном. Спасибо им. Когда в твоей жизни и так много дискомфорта, такие знаки внимания очень приятны.

Наталья Кучер

преподаватель НАУ. Киев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: