Днепр

Почему царь должен быть в голове, а не в облгосадминистрации

В конце июля по Днепропетровщине прокатилась волна «водных бунтов». Без воды из-за долгов местных коммунальных предприятий остались Новомосковск, Гвардейское, Черкасское, Мелиоративное. Прошел митинг и под Днепропетровской облгосадминистрацией. Жители обезвоженных городов и поселков требовали от губернатора вмешаться и остановить беспредел.

Но подача воды – зона ответственности местных властей. Если власти на местах не могут или не хотят урегулировать вопросы с оплатой миллионных долгов и решать вопросы о развитии водопроводных систем в своих населенных пунктах – может быть, настала пора потребовать отчета от нерадивых коммунальщиков, а не жить по принципу «барин нас рассудит»? О том, почему бесполезно митинговать под ОГА, о децентрализации и разделении зон ответственности свое мнение высказал советник председателя ДнепрОГА Юрий Голик.

Менеджеры VS царьки

У нас произошла децентрализация и большая часть того же налога на доходы физлиц стала оставаться на местах. И областной бюджет, и бюджеты каждого населенного пункта получили больше ресурсов. Все идет к тому, что облгосадминистрация должна стать префектурой, как это прописано в законодательстве о децентрализации. Префектура следит за конституционностью решения местных советов. Чем больше денег будет уходить местным советам, тем лучше, при условии, если местные советы будут осуществлять менеджмент, который сможет превращать деньги во что-то значимое. Если какой-нибудь местный избранный царек привык жить с бюджетом 2 млн, а когда у него будет бюджет 200 млн и он не будет знать куда бежать — то это бесполезно потраченные деньги, а точнее непотраченные.

Облгосадминистрация – это своеобразная балансировка. Кто-то может развиваться сам, он развивается. Кто-то не может, и тогда мы помогаем. Кроме того, при выборах по новому законодательству у нас есть такие территории, от которых в областной совет не прошел никто. Наша задача как облгосадминистрации – равномерно помогать всем территориям.

Спасатели снабжают жителей Новомосковска технической водой

Задача людей на местах – научиться голосовать не за красивые фамилии, красивые истории, а за людей, которые способны управлять хозяйством. Кроме того, люди должны научиться власть контролировать. А сейчас что получается? Как только что-то происходит, первое, что люди делают, митингуют перед облгосадминистрацией. В мозгах многих облгосадминистрация – это бывший обком партии или некий царь, назначенный другим царем, который отвечает вообще за все.

Но что должен сделать губернатор в такой ситуации, если местный водоканал в Новомосковске покупает воду по 3.53 грн, продает по 13 и есть подписанный меморандум, где Новомосковск обязуется погашать задолженность перед КП «Днепроводоканал»? Люди им платят за воду, а они не выполняют свои обязательства. Когда страсти улеглись, мы спросили организаторов пикета – что должен сделать губернатор? И самое главное, на основании чего? Позвонить мэру Днепра? Но мэр не подчиненный губернатора. У нас что, закон отменяется и наступает телефонное право?

Митинг под зданием Новомосковского водоканала

Мы снова хотим так жить? Нет. Значит научитесь спрашивать с тех, кого вы избрали, научитесь требовать отчета, заставьте работать. И если результат не устраивает, через 5 лет избирайте другого. И конкретно спросите – что очередной кандидат будет делать с водоканалом, что с теплосетями.

Самая большая проблема с нашей точки зрения — не существует жестко выписанных обязательств облгосадминистрации, а существует эфемерное представление граждан, что губернатор отвечает за все, включая дороги Укравтодора. КРУ – рудимент советской эпохи мыслит так: объездная Днепра – объездная областного центра. Сколько вы туда денег дали? – 48 млн грн из областного бюджета. – На чьем балансе объездная? – Службы автомобильных дорог Днепропетровской области, которая есть структурное подразделение Укравтодора. – А почему вы дали 48 миллионов на дорогу, а не на гериатрический пансионат где-нибудь в Синельниково, который областная собственность? – Наверное потому что количество обращений граждан на горячую линию губернатора по поводу объездной зашкаливает, наверное, потому что этот вопрос постоянно поднимается на приеме граждан, потому что невозможно через поля ездить по технической дороге… там были президент и премьер и пообещали свою часть финансирования из госбюджета на объездную. Там социальный эффект большой. – Да, но если скурпулезно подходить к закону, вы не должны были давать туда деньги. – Да. Но вы тогда объясните главе Укравтодора, чтобы он перестал требовать от нас софинансирования. Мы только за, чтобы Укравтодор обходился без областного бюджета. Нет жестко выписанных полномочий, поэтому все определяется решением сессии облсовета. Депутаты со всех территорий голосуют за такое распределение денег, значит, оно так и происходит. Но воду мы теоретически подавать не должны, мы не должны строить школы. Но мы видим, что проблема есть, деньги в областном совете есть, поэтому 2015-16 – это были годы водоводов, когда мы проводили воду в самые отдаленные села. 2017-2018 – годы школ. И постоянно – годы детских садиков. Со следующего года будем сдвигаться на дороги – появился огромный ресурс и появились мощности компаний, которые мы переведем в асфальт, включая трассы Укравтодора, которые мы сами готовы финансировать.

О чистке зубов и партийной принадлежности

Директор местного водоканала в Новомосковске – представитель одной из партий, прошедших в совет. Но руководство предприятием – это исключительно управленческая деятельность. Директор должен понимать в финансах, разбираться в законах, знать технологии. Его членство в партии не может быть решающим фактором назначения на руководящую должность.

То, что случилось в Новомосковске – в водоканал назначили непрофильного специалиста. Дальше надо разбираться – как он наладил работу по сбору денег с населения, достаточный ли у него тариф, хотя один из самых высоких, налажена ли работа аварийной службы, пытался ли он привлекать деньги каких-то иностранных институций типа ЕИБа для реконструкции сетей. А были ли еще какие-то светлые идеи, которые он пытался воплотить? К примеру, попросить деньги у облгосадминситрации и запитаться от канала Днепр-Западный Донбасс. Хотя, смена источника не отменяет обязанности платить за воду. Рассчитывайтесь, или рано или поздно вам ее отключат.

Если вы не чистите зубы, но каждый день подходите к зеркалу и говорите – я из партии имени Васи Пупкина – зубы от этого лучше не станут.

Гвардейское-Черкасское – интересная история. Там водовод километров 80, из которых 30 от водозабора мы в свое время, в 2016 году, сделали. — Делайте дальше, а то мы перекроем дорогу. — А вы скажите, у вас же есть местный совет, вы хотя бы проектно-сметную документацию сделали на следующий этап? — Нет. — А как мы хотя бы можем торги объявить? По состоянию на две недели назад документации не было, и из разговора с представителями местной громады мы поняли – сметы никогда и не будет. «Потому что у нас нет КП, которое могло бы заключить договор, мы не знаем от кого заключить, мы не понимаем как, мы не понимаем что». Закончилась эта история так: мы сказали — ребята! Мы не понимаем, кто у вас будет чинить эту трубу. Мы не понимаем, почему у вас тариф такой, а не другой. И почему в тарифе Перещепинского водоканала, на чьем балансе эта труба, не заложены деньги на ее ремонт и обслуживание. Они даже трактор не смогут отправить, если что-то случится. При этом вы на сессии блокируете повышение тарифа. Но так не бывает. Сейчас мы забрали документацию на себя – заключаем договор. На следующий год мы включаем водовод на Гвардейское-Черкасское в Фонд регионального развития. В этом году там водовод Затишное – Гуляй поле, а в следующем году этот. Но опять же, возвращаясь к моему любимому примеру с зубами, – если вам отремонтировали все зубы, а вы за ними не ухаживаете, не тратите деньги на пасту и щетки — зубы скоро вернутся к первоначальному состоянию. Да. Вы получите новую трубу с гарантией 30 лет. Но не дай бог порыв или кто-то экскаватором не там копнул. Что вы будете делать? А еще — спросите у водоканала. Который вам воду поставляет – хватает ли им денег, которые вы платите, хотя бы за то, чтобы рассчитаться за воду. Об этом никто не думает.

Приведу такой пример – маленькое село просит построить им бассейн. Не вопрос – за год построим. А как вы его будете содержать? Вы знаете, сколько стоит очистка воды, хлорирование, подогрев. – Да шо там, мы разберемся. – Да нет, не бьется экономика!

Самое главное, чтобы до людей дошло – да, они хозяева на своей земле, реально избирают местную власть. Но научитесь за ней следить, заставьте их отчитываться, научитесь избирать менеджеров, а не партийцев. И считайте: вам построят инфраструктуру, но вы обслуживать ее сможете или нет? Это самое страшное, все думают, что оно будет стоять вечно. Да не будет оно стоять вечно, за всем нужен уход.

Мы регулярно проводим семинары для громад, никому ни разу не отказали в консультации, регулярно привозим немцев и поляков, представители громады часто ездят туда к ним на семинары. Но психологическая установка крепка – назначают управленцев по принципу политической лояльности.

Как государство мешает обществу

Уже в первый год в ОГА мы поняли, что нужно сократить 80% функций государства одновременно с госорганами, которые их предоставляют. Оставшимся чиновникам поднять зарплаты, чтобы они могли конкурировать с зарплатами в коммерческих предприятиях. Тогда в госорганы придут специалисты. У нас в области чиновников, по-моему, 250 тыс. Зачем?

Юрий Голик, советник председателя Днепропетровской облгосадминистрации

Я сейчас читаю книгу известного экономиста Рутгера Брегмана «Утопия для реалистов». В книге он ставит вопрос – возможна ли утопичная ситуация, когда счастливы все. В Америке проводили несколько экспериментов – игрались с понятием безусловный базовый доход. Людям гарантировали некую сумму денег наличными просто за то, что они есть. Брали группу людей без определенного места жительства или маленькие городки, где все начинали получать некую сумму денег. Бомжи начинали стричься, мыться, ходить в школу – большая часть начинала использовать эти деньги. Но реальная жизнь устроена по-другому: есть социальная служба, которая следит за инспекторами, инспектора следят за каждым таким бездомным, есть какие-то талоны, которые они ему выдают. При этом этими талонами они погружают человека в некое одеяло – он может их использовать, но не может их приумножить – из одного талона два не сделаешь, а из одного доллара сделать два можно. Оказалось, что если сократить эти службы, взять деньги, которые на них тратятся, включая затраты на здания, электроэнергию, отопление, телефоны, бумагу и прочую бюрократию и просто раздать их людям, то толку будет больше. Во-первых, высвобождается большое количество чиновников, во-вторых, подавляющее большинство людей, которым раздают деньги, перестает быть подопечными, людьми этой категории. Потому что они переходят за какую-то границу доходов, за которой они зарабатывают сами.

Мое глубокое убеждение – первое, с чего надо начать – сократить функции государства вместе с чиновниками. Высвободятся еще какие-то деньги. И водоканалы, и теплоэнерго должны быть частными. А почему нет, если у компании нормально прописан инвестиционный договор и она нормально оказывает услуги. Все, что государство может отдавать на аутсорсинг, нужно отдавать.

Но тогда и государство, которое стало маленьким, но эффективным, спрашивает со своих граждан – вы тоже становитесь эффективнее. А пока социальная безответственность. На примере Марганца: бывший мэр нашел самого задиристого, и люди начали устраивать пикеты вокруг школы, которую мы реконструировали. Мы привезли подрядчика, все рассказали, показали и спросили организатора протестующих – ты хочешь, чтобы школа, в которой учатся твои дети была новой, а не непонятно чем с протекающей крышей? – Да, хочу! Так чего ты бузишь? Ну вот сказали протестовать, я и протестую. Все резко успокоилось.

Люди считают – вы нам должны. Давайте говорить прямо – 20 лет сельская инфраструктура не делалась. Делался областной центр – дороги в нем. Сейчас до сел докатилось это. Но не везде еще люди понимают, что очень многое зависит от них. В том же Соленом поначалу нам говорили – что вы нам школу развалили, потом рассказывали, что мы плитку неправильно кладем, материалы воровали, инструменты украли у строителей. Мы проходили все стадии – стадию неприятия, протеста и только потом понимания и благодарности.

Что было с кражей инструмента – накануне 8 марта был перерыв в работах, а когда строители пришли после праздника – не досчитались инструментов тысяч на 300. Поселок маленький, начали расспрашивать – кто что видел. Оказалось – местная бригада посчитала, что с ними несправедливо рассчитались, хотя подрядчик говорит, что он платит «по-белому» и у него долгов нет. Местные сказали – мы же видим, сколько тут денег вложено в реконструкцию – почему нам так мало заплатили, нам надо больше. Это школа наша и инструмент наш, раз вы нашу школу ремонтируете. Кто-то из приезжих строителей не выдержал и дал в лоб самому горластому из местных – мы, мол, тут твоему ребенку школу строим, а ты инструмент у меня воруешь! А тот написал заявление в полицию. Замначальника полиции его кум, завели уголовное дело за причинение легких телесных повреждений. И строителей, у которых украли инструмент, начали вызывать на допросы. Только после нашего вмешательства и объяснения, что за кражу инструмента можно тоже надолго сесть в тюрьму, все успокоились. Надо отдать должное другой местной бригаде – они сказали, что такого больше не повторится и гарантировали сохранность инструмента. А теперь школа в Соленом – центр притяжения для села. Там по 200 человек до ночи каждый день играют на спортивных площадках. В том числе и взрослые.

О пользе диалога

Почему-то попытка в ответ на протесты объяснить, почему так, а не иначе, воспринимается как слабость. И в ответ люди начинают кричать еще громче. Это въелось в людей, как-то издавна так повелось. А все потому что нет диалога власти и народа. Либо власть говорит – идите за нами, мы приведем вас к светлому будущему, либо народ говорит – ты кровавый диктатор, пошел нафиг отсюда. Самое сложное – услышать друг друга, чтобы диалог состоялся. Как только мы научимся жить в диалоге – все наладится. Вот пример Магдалиновки – мы там уложили дорожное полотно по улице Левобережная. В комменты под моим постом в фб пришла женщина и стала ругаться, что двум богатеям мы сделали съезды с дороги в их дворы. Вызвали подрядчика, и он объяснил, что в села технику ночью надо где-то хранить – обычно договариваются с кем-то из местных жителей и ставят технику во дворы. А потом хозяева этих дворов подошли и попросили сделать им съезды. Они заплатили, мы сделали. А женщина истерит – капиталисты, сколько вам заплатили, кто делал проект. Да нет этого в проекте, съезды с дороги – это ваша территория, ваша земля, она принадлежит вам, невозможно запроективроать ее ремонт за счет бюджета. Но подрядчик пройдет по дворам и если есть действительно нужда в этих съездах, пока техника в селе – сделать съезды не вопрос. Это диалог. Просто попросите – вам все сделают. А крики – это монолог.

О том, как меняются школы Днепропетровщины, можно почитать здесь. О том, как малые города отказываются от больших котельных – здесь.

Марина Деобальд

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: