Днепр

Как меняются школы Днепропетровщины

Не имея полномочий Министерства образования, Днепропетровская облгосадминистрация затеяла в области своего рода реформу образования. За деньги областного бюджета в городах и весях области реконструируют и модернизируют опорные и крупные школы. Местные власти организуют подвоз детей из окрестных полупустых школ, а средства, высвободившиеся при закрытии неперспективных учебных заведений, направляют на нужды громады. По мнению советника председателя ДнепрОГА Юрия Голика, убивают сразу несколько зайцев – в современной, яркой и интересной школе растет успеваемость детей, школы начинают экономить на энергоносителях и прочих расходах, а местные бюджеты получают немалые деньги на развитие. Юрий Голик поделился достижениями и планами ОГА.

Министерство образования создало концепцию развития школы «Новое образовательное пространство», которая предполагает обновление содержания и методики обучения на основе современных технологий. И вот, когда мы ее изучили, вдруг поняли, что новые школы не могут быть серыми, убогими, с вечными запахами школьной столовки или хлорки и текущими крышами. Школы должны измениться не только по содержанию, но и по форме. Они должны стать теплыми, энергосберегающими, яркими, привлекательными, современными и удобными.

Вот на этой карте представлены учебные заведения, которым предстоит преобразиться до неузнаваемости уже в ближайшее время. Реконструкции в этих учебных заведениях уже начались.

Меняем серое кантри на яркий минимализм

У нас логика была такая – берем опорные школы в сельской местности и крупные школы в городах – в Покрове их три, в Никополе четыре, в Марганце, допустим, три. Берем их и начинаем методично, одна за одной, реконструировать. Мы взяли молодых Днепровских архитекторов, которые разработали типовой проект школьного интерьера. Светло-серая стена до уровня двери, цветная дверь в один цвет со стеной класса, на котором висит интерактивная доска. Обязательно окно в двери и экранированные батареи во всем здании, чтобы дети не обжигались и не бились. Никаких штор, только жалюзи, ручки определенного цвета, туалеты тоже. Проектант, когда делает проект конкретной школы, получает такой типовой набор и на основании него выполняет проект. Типовые решения позволяют ускорить процесс ремонта. Высокие стеклянные двойные двери под самый потолок без всяких перемычек, плитка большая антискользящая на входе, дальше правильный промышленный линолеум. В рекреации пуфики для детей желтого цвета, панели под дерево. Должна быть обеспечена полная безбарьерность. Есть стена – поставьте буккроссинг. В классах – стена, совпадающая по цвету с дверью. Точные науки – классы одного цвета, гуманитарные – другого. В каждой школе спортзал, столовая, актовый зал – сцена, нормальные стулья, хорошие колонки.

Мы требуем от подрядчика, чтобы двери открывались автоматически при нажатии кнопки. Человек в инвалидном кресле сам не сможет открыть двери, поэтому типовым проектом предусмотрена такая кнопка. Тут мы еще смотрим, насколько подрядчик проникается безбарьерностью. Так в Солонянской школе подрядчик придумал, как установить подъемник в актовом зале, чтобы ребенок в коляске мог подняться на сцену. Ну супер! Понятно, что этого нет в проекте, это корректировка конкретного проекта и обязательное требование к каждому следующему проекту.

Для фасадов у нас есть два решения. Можно делать вентилируемый фасад, можно делать так называемый мокрый фасад. Это проще, потому что красить умеют все, а панели собирать не все. Кроме того, оказалось, что заводов, производящих наружные панели не так много. Мы можем купить японские панели дорого, но нас КРУ сотрет в порошок. Совок сидит глубоко в гос. управлении и принцип «покупает государство – пусть покупает самое дешевое» по-прежнему крепко сидит в каждом проверяющем органе. Почему самое дешевое, а не лучшее с точки зрения соотношения «цена-качество» — загадка.

Мы нашли несколько предприятий, которые выпускают панели, собрали их представителей и сказали – государство начинает реконструировать школы, много школ, мы вам гарантируем рынок сбыта. А вы переходите на работу в четыре смены. Первое время все шло хорошо, но через несколько месяцев заводы стали мутить с краской. Заработаем все и сейчас, что-то недоложим… издержки менталитета. Чего эти люди, пытающиеся обмануть судьбу не учли – это пункта про гарантию в договорах на поставку каждого товара. Поэтому, им пришлось заменить брак за свой счет.

В какой-то момент мы поняли, что заводы не справляются, генподрядчики стали забирать панели некрашеные и готовы были ставить мини-установки у себя. Мы сказали: ок, если это строительство новой школы или садика – вентилируемый фасад. Если реконструкция, и по архитектуре вы видите, что возможен мокрый утепленный правильно фасад – делайте его. И тот, и другой простоят 50 лет. В вентилируемых фасадах нас устраивало, что если ребенок случайно кинул камень или мяч в стену школы и лопнула панель – ее достал и заменил. А если этом мокрый фасад – там совсем другая история. Но школа в Петриковке уже год простояла, там действительно тепло и никто фасад не портит.

Внутренний дворик Магдалиновской школы

Обязательно делаем стадион. Мы не заморачиваемся с травой, потому что ее нужно поливать и за ней ухаживать, мы стелем искусственную траву. Обязательно волейбольная и баскетбольная площадки, зона для воркаута – там, где позволяет площадь. В селах она позволяет везде, так площадь Солонянской школы 4 га. А Магдалиновской — 6 га.

Мы увидели, что в реконструированных школах, парадоксально для многих, но не для нас, выросла успеваемость, как это произошло в Петриковке. Раньше дети учились в школе, где туалет на улице. Дети пришли в нормальную школу с удобными партами, интерактивными досками. Учителям, которые фанатики своего дела дали инструмент для нормального обучения детей. И все завертелось. У учителей стали гореть глаза. А дети стали с удовольствием идти в школу. Плюс там действительно серьезная экономия на энергоносителях. Школа начинает экономить — у нее появляется дополнительный ресурс .

Сейчас мы реконструируем около 40 школ. Работы делим на два этапа. Если мы видим, что у подрядчика, победившего в торгах на ProZorro, есть 200-250 человек, которые он может кинуть на один объект, мы ему говорим – пока каникулы, можно делать снаружи и внутри. Но к окончанию каникул дети должны зайти в школу и учиться, а снаружи можно делать позже.

Если мы видим, что у победителя торгов рабочих не 200 человек на один объект, то разбиваем на этапы – сначала крыша, меняем все окна, затем делаем фасад, чтобы дети, подходя к школе, видели, что в ней что-то меняется, появляется новое, яркое. Затем заходим внутрь, отсекаем полкрыла любого этажа и делаем ремонт там. Затем дети переходят в отремонтированное пространство, и мы продолжаем. Наша цель – чтобы за 12 месяцев школа была новая внутри и снаружи, включая стадион. Как только мы сделаем опорные школы и крупные по городам мы уходим на уровень ниже.

Не все школы выживут

Мы понимаем, что не все школы выживут. Так в Соленом две школы. В одной учится 700 детей, в другой 150. Я вас уверяю, что с первого сентября в школе, где училось 150 детей будет 0 учащихся. Для этого даже делать ничего не пришлось. Мы просто сказали родителям – есть возможность учиться в новой красивой школе, вот автобус – ехать десять минут. Утром автобус будет забирать детей, вечером привозить. Где вы хотите, чтобы учились ваши дети? Ответ очевиден. Две школы держать нет смысла – они все «тысячницы», но нигде тысяча детей не учится.

Школа в Соленом

У нас не хватает мест в детских садах, потому что они продавались, приватизировались, у нас избыток мест в школах. Мы понимаем, что строить новые школы смысла нет. Но можно расширяя и рационально используя каждый квадратный метр, реконструировать старые школы и за ближайшие 5 лет охватить переменами учебные заведения, где будут учиться 85-90% учащихся. Так детей из Магдалиновского интерната мы переводим в школу, потому что там много свободных мест. А школу-интернат можно отдать под ДЮСШ или другое учреждение, связанное с образованием и воспитанием детей. Что будет с закрывшейся школой в Соленом – будет решать громада. Мы бы там открыли дом творчества, чтобы дети занимались внеклассной работой.

Сухой бассейн в школе в Соленом

По сути мы без функций и полномочий министерства образования, простым изменением внешней среды проводим небольшую образовательную реформу. Мы противники того, чтобы стоимость содержания одного ребенка в школе составляла сумму, за которую его легче отправить учиться в Польшу. Мы за то, чтобы дети получали хорошие знания в нормальных условиях. Если ребенок учится в красивой, теплой, хорошо оборудованной школе, в конкурентной среде, с учителями, заинтересованными в конечном результате, его успеваемость будет выше, а значит больше шансов, что ребенок будет развиваться, поступит в хороший ВУЗ и т.д.

Когда мы начинаем такие ремонты, мы приезжаем к местным властям и говорим: вот это картинка, теперь быстренько смотрите по сторонам, где у вас мало детей, чтобы школьными автобусами начать возить детей в образовательный центр. Высвободившиеся деньги можно пустить, к примеру, на дороги. Так в Покрове закрывают две школы. Они покупают автобус и в год экономят 6 млн грн. Бюджет развития Покрова – деньги, которые они могли на себя потратить — в прошлом году 20 млн грн, в этом году – 25 млн. +еще 6 млн. Для Покрова 6 млн грн – это огромная сумма. Но они точно знают, что мы реконструируем Школу №1, затем Школу №2, затем лицей. С Покровом, кстати, вообще произошла интересная история: у мэра Покрова Александра Шаповала сын учится в лицее. И весь город считал, что начнут реконструкцию с лицея. А мы, честно не зная об этом, начали со Школы №1. Александра Шаповала вообще уважают горожане, это мэр, за которого им точно не стыдно.

Еще надо побороть человеческую психологию – в новых современных школах то книги из буккроссинга спрячут, чтобы дети не брали, то привычные занавески повесят, то на новом школьном стадионе какие-то графики устанавливают и закрывают его. Да откройте вы его – пусть дети хоть круглосуточно играют там. Или вот пишут на Фейсбуке – раньше у нас было тихо, а теперь дети допоздна играют в футбол – шумно и свет в окна светит – спать не дает.

Не проблема построить 40 школ – это вопрос менеджмента. Проблема приучить всех бережно относиться к построенному и ценить это. Но, мы уверены, что чем больше изменений видят люди вокруг себя, тем быстрее мы этот путь пройдем.

Не проблема построить – проблема научить людей правильно относиться к новшествам.

Марина Деобальд

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: