Днепр

Дело о взятке в 2,2 млн грн развалилось в Жовтневом суде Днепра

 В Жовтневом суде Днепра коллегия судей в составе председателя Сергея Мельниченко и судей Александра Антонюка и Натальи Ткаченко оправдала налоговиков, обвиняемых Генпрокуратурой в получении неправомерной выгоды в размере 2,2 млн грн. Речь идет о бывшем первом заместителе начальника ГНИ в Жовтневом районе Днепра Эдуарде Комкове. Второй обвиняемый, Евгений Койнаш, работал начальником оперативного управления ГНИ в Жовтневом районе Днепра. Но следователи не смогли доказать вину подсудимых – суд не принял в качестве доказательств протоколы следствия из-за грубых нарушений в ведении документации. Кроме того, обвинение было неправильно квалифицировано. Как такое могло случиться?

В конце 2015 года в интервью Забебе первый заместитель начальника Государственной фискальной службы в Днепропетровской области Сергей Пеньков очень высоко отзывался о деловых качествах Эдуарда Комкова и предрекал оправдательный приговор в этом деле. Он рассказал, что с апреля 2015 года команда Комкова расследовала дело об уклонении от уплаты налогов целой цепочки компаний, которые поставляли металлолом на завод «АрселорМиттал Кривой Рог». «В металлоломном бизнесе, — рассказал Сергей Пеньков, — очень важно объяснить, откуда пришел металлолом: или это бомжи собирают, или заводы распиливают на металл, а может быть это металл из зоны АТО и у металлургов от него печь взорвется. Потом этот металлолом поставляется на более «чистое» предприятие, потом это предприятие поставляет на абсолютно «чистое» предприятие и, оттуда, металлолом отправляют конечному потребителю. В основном, это металлургические заводы или металлолом уходит на экспорт. И вот команда Комкова нашла предприятие, откуда приходит металлолом. И приглашают на разговор директора этого предприятия. Я был в курсе этого материала на 90%, также о расследовании знала областная прокуратура». В результате этого расследования, по словам Сергей Пенькова, ожидалось, что в бюджет будет доначислено более 2-х миллионов грн. Но вышло как-то иначе.

О чем говорит обвинение

Речь шла о компаниях ООО «Втормет Днепр», ООО «Техинвест проект» и ООО «Посейдон-Трейд», которые были задействованы в поставках металлолома.

В мае 2015 года руководители «Техинвест проект» и «Посейдон-Трейд» узнали о следственных действиях и выемке документов. Представитель компаний, адвокат, встретился с Эдуардом Комковым. Налоговик якобы потребовал передать ему 2200000 грн за то, что к уголовной ответственности будет привлечен только директор ООО «Втормет Днепр», на которого фирму зарегистрировали по его потерянному паспорту. По словам заявителя, Комков говорил о том, что сумма будет распределена между бюджетом, его руководством в налоговой, а также работниками прокуратуры и СБУ, курирующих этот вопрос. Вроде обо всем договорились, но представитель компаний обратился с заявлением в СБУ.

Передача денег якобы состоялась 27 мая 2015 в конце ул. Передовой, причем деньги у представителя компаний брал посредник, который был не в курсе дела, по просьбе Евгения Койнаша. Во время передачи денег сотрудники Генпрокуратуры их изъяли. А дальше адвокат поехал в ГНИ в Жовтневом районе, где в своем кабинете Эдуард Комков подтвердил, что знает о том, что деньги получены посредником.

В ноябре 2015 года Управление Генпрокуратуры по расследованию коррупционных преступлений, совершенных должностными лицами, занимающими особо ответственное положение, сообщило о завершении досудебного следствия. Но в суде выяснилось, что сторона обвинения предоставила некачественные доказательства.

Почему суд не принял доказательства следствия

У посредника во время передачи денег следователи изъяли мобильный телефон. Выяснилось, что протокол его осмотра составлен на следующий день, целостность упаковки нарушена, а настройки кем-то возвращены к заводским, то есть суд трактовал это так, что за то время, что телефон был в руках у следователей, они или с их ведома неизвестные вмешались в систему. А потому нет оснований верить информации, полученной с этого телефона.

Выяснилось, что адвоката вышеназванных компаний, который писал заявление в СБУ и участвовал в негласных следственных действиях, привлекли к этим действиям незаконно. Судьи засомневались также в том, писал адвокат вообще заявление в СБУ, потому что в указанный период в здание службы безопасности, где строгая пропускная система, такой человек не заходил. Кроме того, он не помнит, расписывался ли он за скрытую камеру.

В этом деле много и других нестыковок. Например, суд не смог принять в качестве доказательств протокол негласных следственных действий, аудио- и видеоматериалы к нему, потому что в них вносились изменения после 27.05.15. И хотя в письме СБУ в Генпрокуратуру указывалось на то, что это оригинальные материалы, суд не поверил следствию.

Ну и вишенка на торте – во время следственных действий следователи не смогли правильно подсчитать количество фальшивых купюр – в разных протоколах указаны разные числа (в передаваемой сумме только часть денег была настоящая).

Опрос сотрудников налоговой и должностные документы обвиняемых показали, что они не могут привлекать к уголовной ответственности должностных лиц предприятий и как-то влиять на ход следствия. А потому обвинения по ч.4 ст.368 УК не могут быть применимы в данном случае.

При обыске в кабинете Комкова нашли документы, содержание которых могут свидетельствовать о неформальном влиянии на следствие, но бесспорных подтверждений этому не нашли. Суд в данном вопросе руководствовался презумпцией невиновности и критериями Европейского суда по правам человека. И налоговиков оправдали за недоказанностью преступления.

Что интересно, в приговоре Жовтневого суда речь идет о том, что во время обыска в квартире Эдуарда Комкова, тот добровольно передал следователям 63 тыс. долларов, которые хранились в холодильнике. Первый заместитель начальника Государственной фискальной службы в Днепропетровской области Сергей Пеньков пояснил, что эти деньги были переведены на карточку жены Комкова. Якобы они продали свою квартиру в Донецке.

В конце 2017 года Эдуард Комков уволился с должности первого заместителя начальника ГНИ в Жовтневом районе Днепра. Соответственно, подал электронную декларацию. В ней не указаны эти 63 тыс. долларов. Не указаны они и в декларациях за 2015 и 2016 годы. Зато во всех декларациях фигурирует квартира в Донецке. В приговоре суда говорится, что налоговику вернут арестованное имущество – автомобиль MITSUBISI PAJERO WAGON, 63 тыс. долларов, изъятых в ходе обыска, и наручные часы «eposswizzerland» желтого цвета.

Марина Деобальд

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: