Днепр

Как связаны судья Виктор Мороз, Высший совет правосудия и взрывы в Днепре

Дело о взрывах в Днепре, потрясших город в 2012 году, могло бы скоро закончиться приговором, если бы не Высший совет правосудия. Он лишил одного из членов коллегии – судью Индустриального райсуда Днепра Виктора Мороза, права вершить правосудие и тот неожиданно заболел.

Только вчера Высший совет правосудия лишил судью Индустриального райсуда Днепра Виктора Мороза временно возможности вершить правосудие, как сегодня секретарь суда в деле о терактах в Днепре в 2012 году сообщила, что он заболел. Но прокомментировать отстранение от работы она не смогла.

Напомним, что в Индустриальном райсуде Днепра во второй раз рассматривается дело о взрывах 2012 года. Решения суда в течение пяти лет ждут обвиняемые Виктор Сукачев и Виталий Федоряк. Именно столько можно отсчитать с момента, когда в ноябре 2012 года дело в первый раз передали в суд. Но тогда судьи не смогли вынести приговор на основании заявленных фактов. По словам адвоката Сукачева Евгения Новоженина, это уникальная для Украины ситуация, когда без решения суда обвиняемые уже отсидели часть срока.

На новый круг с теми же судьями

Что удивительно: дело вернулось на новое рассмотрение к тем же судьям – Виктории Игнатенко, Светлане Зосименко и Виктору Морозу. Обычно, если судьи поучаствовали в деле хотя бы на уровне досудебного расследования – обыски, аресты, то участвовать в полноценном рассмотрении дела они не могут и заявляют самоотводы.

Несмотря на то, что Высший совет правосудия временно отстранил судью Мороза от должности, следующее заседание по взрывам назначили на 12 декабря. У нас есть два варианта развития событий: или к этому времени ВСП примет лояльное решение в отношении судьи, или судьи заявят о передачи дела в апелляцию в связи с нехваткой членов коллегии. Но возможен и третий вариант, о котором пока никто не догадывается.

Что случилось в апреле 2012 года?

27 апреля 2012 года в тогда еще Днепропетровске прозвучала серия взрывов, из-за которых пострадали около 30 человек. В кратчайшие сроки милиция задержала четырех подозреваемых: Льва Просвирнина, Дмитрия Реву, Виктора Сукачева и Виталия Федоряка.

В апреле 2014 года предпринимателей Дмитрий Рева и Лев Просвирнин были освобождены прямо в зале суда по причине того, что гособвинитель отказался поддерживать обвинение против них.

Лев Просвирин на свободе

О подробностях суда сообщил через своего адвоката обвиняемый Виктор Сукачев. «С мая 2012 по 2014 дело рассматривали первый раз, суд первой инстанции решил, что доказательная база не позволяет вынести справедливое решение и отправил на дополнительное расследование (была такая процедура в УПК 1960 года, в т.н. «новом УПК» ее нет). Это решение обжаловали прокуроры и ряд потерпевших — подавших 10 абсолютно идентичных апелляционных жалоб. Причем поданные женщинами жалобы были написаны от лица мужчин. Но апелляционному суду этого хватило для отмены решения о дополнительном расследовании. Они направили дело в тот же суд  и тем же судьям. С октября 2014  дело рассматривается повторно. Во второй раз, на той же доказательной базе они и будут выносить нам обвинительный приговор. И ничего, что в 2014 г те же доказательства были недостаточными», — сказал Виктор Сукачев.

Тот факт, что даже человек со здоровой психикой долго не выдержит условий СИЗО, рассказывает в интервью Забебе старший преподаватель кафедры политологии ДНУ им. Олеся Гончара, а сейчас еще и обвиняемый Виктор Сукачев. «Нужно понимать, что условия содержания в колониях лучше, чем в УИН (экс-СИЗО). В колонии заключенный не заперт 23 часа в сутки в крохотной камере, он может часть времени проводить на свежем воздухе. Может заниматься спортом, получать образование, посещать богослужения. Разрешены долговременные свидания с родными (что для любого нормального человека очень важно). А в СИЗО основная задача — сломить волю к сопротивлению, заставить обвиняемого признать вину. Поэтому в УИН/СИЗО созданы попросту нечеловеческие условия — чтобы соглашались с обвинениями, платили взятки для того чтобы «порешать вопрос» ради смягчения приговора, не создавали проблем борьбой за свои права и поскорее ехали «на лагерь», — передал слова обвиняемого его адвокат. — Медосмотры — это нечто из области фантастики. Только после заключения начальника медчасти и начальника СИЗО могут вывезти в больницу на операцию. В 2017 уже было несколько случаев смерти «от сердечной недостаточности». В 2016 тоже были. Плюс — суициды. Несколько раз в год — стабильно».

По данным судебного реестра, 25 октября этого года Индустриальный райсуд продлил Виктору Сукачеву и Виталию Федоряку меру пресечения до 25 февраля 2018 года.

Мы будем следить за развитием событий и о новостях расскажем.

Ирина Логуш

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Copyright © 2007-2018 Информатор - Региональное интернет-издание.
При полном или частичном использовании материалов сайта ссылка
на сайт интернет издания dengi.informator.ua как источник информации обязательна.

Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: